<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

 

Глава 7

 

Составление психологического портрета человека на основе анализа скрытых мотивов его поведения.

 

Исследование поведенческой мотивации человека на основе анализа эмоций.

 

Анализ человеческих чувств утратил бы для нас всякое значение, без его практического применения. Чтобы составить психологический портрет клиента мало знать о его поступках. Необходимо понимать их причины. Эти причины часто скрываются за эмоциональными проявлениями в интонациях голоса, незначительными движениями тела или почерком человека. Анализ чувств позволяет понять мотивы поведения, вскрыть их истинный смысл и найти ключ к сердцу ближнего. Собственно для этого и служит психологический портрет.

Безусловно, знания о структуре человеческой души, как и об устройстве вселенной важны и в сугубо познавательном контексте. В чем смысл нашей жизни? Есть ли у человека бессмертная душа? Эти сугубо философские вопросы интересовали людей почти с самого начала их существования. Ответы на подобные вопросы не дают результатов, которые можно использовать в повседневной жизни. Тем не менее, это знание куда важнее, чем разработка прикладных навыков общения, на которые в большей степени и направлены все психологические исследования. Возможно, в таком подходе кроется некое заблуждение?

Уместно напомнить, что первоначальная трактовка психологии – наука о душе. Со временем исследования отступили от этой цели и обрели несколько иное значение. Ученых стали интересовать в основном строго прикладные узко направленные задачи. Психология, в том числе интроспективная, превратилась в методологическую науку, направленную на поиск техник управления человеческим поведением. Вечные вопросы философии отступили на второй план. Однако не нужно также забывать, что использование любого найденного в процессе фундаментальных исследований факта на практике подтверждает его истинность.

В этом смысле изучение психических феноменов проливает свет и на причины поведения людей в тех или иных ситуациях. Эти сугубо прикладные сведенья позволяют хорошо обученному специалисту составлять психологический портрет человека, прогнозировать его поступки, выявлять его потаенные желания.

Читателю может показаться неэтичным такой подход к внутреннему миру срытых от постороннего глаза «движений души», которые для каждого из нас представляют собой «святая святых». Но на самом деле подобным прикладным технологиям есть немало применений и в «богоугодных» целях.

Так, например, в психиатрической практике они позволяют разобраться в мотивах больного, найти пути коррекции его состояния. Не меньшее значение для человека имеет понимание окружающих, их целей и мотивов поведения. Это помогает ему устанавливать правильные взаимоотношения с другими людьми, чувствовать их потребности, сопереживать ближнему.

Никто, конечно, не отрицает возможность применения таких технологий и во вред окружающим. Но следует заметить, что любая, найденная  в процессе научных исследований  информация одновременно несет в себе как пользу, так и опасность для человечества. Все зависит от того, кто и как использует приобретенные знания.

Этот вопрос всегда поднимается в тот момент, когда перед нами раскрывается новая истина. Он лежит в основе главной задачи, которую обязана решить цивилизация в процессе своего развития. Ни для кого не секрет, что от того научимся ли мы правильно применять свои знания на практике или нет, зависит наше дальнейшее существование на Земле.

Однако это также и не означает, что вину за «нечистоплотность» некоторых людей, которые используют полученные наукой результаты в целях собственной наживы, во вред остальным, нужно перекладывать на исследователей, положивших свою жизнь на «алтарь» познания. Многим великим ученым и в голову никогда не приходила мысль, что их многолетний труд, ради которого, возможно, им пришлось отказаться от привычных человеческих благ, послужит во вред последующим поколениям  людей.

Здесь уместно вспомнить слова апостола Павла: «…если, идя по пути Христа, мы сами стали грешниками, виноват ли в том Христос? Никак». Всякий человек отвечает перед богом, прежде всего, за выполнение той задачи, которая на него возлагается. Общество обязано брать на себя ответственность за правильное использование знаний. Для этого информация должна быть собственностью не отдельных чиновников, а всего человечества. Ее применение в цивилизованном мире контролируется нормами общественной морали, исходящими из нравственных установок каждого из нас.

Сами по себе технологии, независимо от той научной области, к которой они относятся, не могут быть «добрыми» или «злыми». Все зависит от уровня внутренней культуры людей, их применяющих.

Человек наделен разумом, который не может существовать без процесса познания. Поэтому наше стремление узнать истину «богоугодно». Но люди обязаны отдавать себе отчет в том, где и как применять известную им информацию.

Составление психологического портрета, о котором пойдет речь в данной главе, не является в этом отношении исключением. Они может способствовать объединению устремленийя людей, может разобщать их. Правильно составленный психологический портрет иногда позволяет вернуть к жизни тех, кто утратил всякую надежду на будущее, но его несложно использовать и в целях манипуляции другим человеком.

В вопросе этики психологических технологий, как и других знаний, не так важна сфера их применения (бизнес, политика, медицина), как намерения специалиста, ими владеющего. Если это бездуховный индивидуалист, стремящийся к власти над окружающими ради собственной выгоды, добра от него не жди. Зато порядочный психолог своими знаниями принесет пользу как отдельным клиентам, которые будут к нему обращаться, так и большим коллективам,  словом всем и везде, где ему доведется работать.

Бывает и иначе. Специалист искренне старается помочь другим, но все получается не так, как ему бы хотелось. Недаром говорят: «добрыми намерениями вымощена дорога в ад». Эти слова уже стали нарицательными. Однако подобное случается лишь в том случае, когда психолог плохо подготовлен и не обладает достаточным опытом. Поэтому авторы считают своим долгом предупредить: техники исследования мотивов человека, на основе анализа его эмоций, нужно выполнять правильно.

Существуют разные психологические портреты, но выполняются они все по определенному алгоритму – строгой последовательности действий. Однако есть в них и специфические отличия.

Выше мы описывали техники анализа эмоциональных качеств. На их основе можно исследовать сиюминутную мотивацию поведения. Так последовательность оттенков недиаметральной эмоции позволяет выяснить характер временного отношения человека к происходящему. Это отношение обусловлено недавно возникшим стрессором (фактором, провоцирующим эмоциональный стресс). При этом активность каждого оттенка указывает на его силу и продолжительность. В свою очередь вектора подвижности говорят о внезапности оказанного влияния на психическое состояние субъекта.

Логический анализ этих данных в правильной последовательности позволяет выяснить причины действий человека, имеющих автоматический характер. Подобные сведенья тоже нужны для составления его психологического портрета. Однако рефлекторная природа некоторых эмоций не дает информации о глубинной мотивации поведения личности. Такое сложное отношение к миру продиктовано опытом человека, его волевой направленностью чувств и ценностной ориентацией.

Тем не менее, анализ эмоций дает возможность выяснить это отношение. Но алгоритм таких техник обладает иной спецификой, чем исследование эмоциональных качеств и их временных изменений под влиянием сиюминутных стрессов. В данном случае интерес вызывает центральная эмоция субъекта. Поскольку она отражает состояние душевного равновесия, в ней содержатся характеристики прежних стрессов и способов их избегания.

Каждый человек, приобретая опыт общения с окружающей средой, вырабатывает определенную тактику поведения в стрессовых ситуациях. Она тоже носит характер автоматических реакций. Но в противовес сиюминутной эмоции, в ней содержится некая направленность к той или иной ценностной ориентации. Разумеется, речь идет о ценностях самозащиты. Духовные ценности здесь не учитываются. На них делается поправка в результате более глубокого изучения личности.

Иначе говоря, анализируя в определенном логическом алгоритме потенциальную динамику центральной эмоции, можно узнать, как будет себя вести человек в различных стрессовых ситуациях. Ведь вполне очевидно, что он хочет успокоиться, как можно быстрее и вернуть себе привычный комфорт. Таким образом, стремление к состоянию эмоционального равновесия служит отправной точкой в подобном исследовании мотивов поведения.

В этом случае факторный анализ стрессов, которые при определенных обстоятельствах присущи каждому из нас, теряет свое значение, поскольку нас интересуют индивидуальные отличия поведения людей. Здесь уже используются другие алгоритмы исследования. Они не учитывают изменений каждого эмоционального качества. Для составления психологического портрета человека по его центральной эмоции применяются образно-ассоциативные тесты.

Ориентация же на духовные ценности, требующие от человека пожертвовать своими благами, является вторичной по отношению к его рефлекторному поведению. В этом случае максимально задействованы эмоционально-волевые усилия личности над собой. Именно тогда и осуществляется поправка на результаты факторного анализа стрессов, связанного с сиюминутными эмоциями.

Ниже мы предлагаем вниманию читателя несколько подходов в исследовании глубинной мотивации поведения человека. Среди них особое место занимают техники экрального анализа. Они позволяют, не задавая вопросов клиенту, составить его психологический портрет, учитывая индивидуальные особенности центральной эмоции.

Однако существуют и другие, общеизвестные, методы. В частности, в современной психологии, довольно популярны так называемые проективные методики. Они как бы «проецируют» глубинные переживания человека в ассоциативные образы, о которых он рассказывает психологу или изображает их в «психологических рисунках». Эти техники не способны выявить ориентацию личности на духовные ценности, но неплохо раскрывают мотивы его рефлекторного поведения.

В данной главе мы не будем подробно излагать уже известные в психологии методики, мы лишь расскажем о тех из них, которые имеют определенное значение в экральном анализе. Техники экрального анализа имеют преимущество перед обычными проективными методиками в первую очередь, в том, что не требуют непосредственного участия клиента в составлении его психологического портрета.

Выполнение техник экрального анализа чем-то напоминает «дедуктивный метод» Шерлока Холмса, известного героя детективных романов XIX века. В них логическое исследование мотивов поведения осуществляет сам специалист. Но вместо тонких наблюдений за отдельными деталями одежды человека или его действиями, к которым в основном прибегал Шерлок Холмс, используется описанный в одной из глав этой книги «эмоциональный контакт». Иначе говоря, тестируются не образы-символы клиента, как в проективных методиках, а его центральная эмоция, идентифицированная специалистом.     

     Техник в экральном анализе несколько. В этой главе речь пойдет только об одной из них, связанной с составлением психологического портрета человека по его центральной эмоции. Но прежде, чем мы раскроем ее алгоритм, уместно обсудить с читателем общие принципы составления алгоритмов подобных техник.

 

Техники экрального анализа.

 

Любая психологическая техника создается для строго обозначенных целей. Следовательно, как уже упоминалось, предполагает очень четкую структуру. Чтобы сохранить последовательность в логических действиях, во время решения какой-нибудь задачи, всегда нужно придерживаться определенного, хорошо проверенного алгоритма. Не всякий результат логического вытекания одного факта из другого представляет интерес для психолога. По крайней мере, некоторые сведенья являются только промежуточными. Основываться на них раньше времени и делать окончательные выводы нельзя.

Так заключения, полученные на основе анализа эмоциональных качеств, как говорилось выше, еще не говорят о глубинной мотивации данного человека. Для их окончательной интерпретации необходимо осуществить ряд логических действий, позволяющих связать информацию о реакции восприятия с наиболее вероятными действиями клиента. Только тогда станет ясно, на что он способен.

Чтобы понять, о чем идет здесь речь, для наглядности приведем отвлеченный пример. Допустим, известно, что электрический чайник, который на момент включения в сеть был холодным, нагрелся. Но этой информации еще мало, если нас интересует кипяченая вода. Свидетельством окончания всего процесса должно быть появление пузырей во время кипения, автоматическое отключение сигнальной лампочки или другой признак. Тот факт, что чайник нагрелся, еще ни о чем не говорит. Он лишь промежуточное сведенье  логической интерпретации процесса кипячения воды. Эта информация нас мало интересует. Условно ее можно сравнить с результатом начального этапа анализа мотивов поведения.

Всякое решение задачи включает в себя один или несколько таких этапов. Каждый из них заканчивается выводом (умозаключением). Если последний вывод носит промежуточный характер, то в рассуждении их используется, по меньшей мере, несколько. Однако окончательным будет только тот, который дает нам исчерпывающий ответ на изначально поставленный вопрос.

Чтобы справится с какой-нибудь задачей, нужно вначале выделить в ней этапы решений, способные приблизить нас к нужному ответу. Затем выяснить для себя в какой последовательности к ним нужно обращаться. В этом и состоит смысл создания специальной технологии, в основе которой заложен определенный логический алгоритм.

Для всякого специфического вида деятельности необходимы свои технологии. Они особенно важны в работе, требующей высокой точности. Поэтому, в последнее время, во всем мире, настолько возрос интерес к  особо точным компьютерным технологиям.

Впрочем, специальные алгоритмы последовательности действий существуют во всех проявлениях нашей жизни. Возьмем, например, ситуацию, с которой сталкивается каждая мать или бабушка. Ребенок неожиданно начал капризничать. Вероятней всего он устал и хочет кушать. Его нужно покормить и уложить спать. Имеет значение не только то, что следует сделать, но и в какой последовательности выполнять нужные действия. Сначала ребенок должен поесть, а потом он заснет. Заставлять спать голодных детей явно неправильно.

Здесь тоже имеет место определенная технология. В данном случае идет речь о технологии ухода за ребенком. Всякая прочая методологическая последовательность, в том числе психологическая, содержит свой алгоритм. Техники экрального анализа, которые позволяют выявлять скрытые мотивы поведения людей, не исключение. Они используют свои строго целенаправленные логические приемы.

Даже для того, чтобы во время обычного разговора с собеседником возник невербальный контакт, необходимо не только сопереживание ему, но и логическая интерпретация значения его эмоциональных состояний, в контексте поведения этого человека. При чем этот процесс должен быть взаимным. Люди должны анализировать друг друга. Иначе общение зайдет в тупик. Каждый окажется как бы «на своей волне». Слова утратят смысл, мысли собеседников начнут отвлекаться от темы разговора.

И, хотя, в повседневной жизни этот процесс происходит сам собой. Для осознанного анализа эмоций человека нужно владеть специальной техникой. При использовании техники эаркльного анализа, необходимо знать последовательность отдельных экра-систем и приемов, о которых уже упоминалось в предыдущих главах.

 

 
 

Алгоритмы использования экра-систем и приемов, позволяющих осознать информацию, содержащуюся в эмоциях, называются техниками экрального анализа.

 

 
 

Для выполнения других психологических методик, следует учитывать их алгоритм. Если последовательность логических действий в них не очень строгая, то такие техники явно недоработаны.

Ниже мы постараемся, как можно подробнее, раскрыть общую структуру техник исследования поведения человека.       

Фактически все эти техники нужны для понимания скрытого смысла возникновения эмоций у того или иного человека. Они редуцируют (упрощают) значение интерпретируемых чувств. Это осуществляется на основе ассоциаций-символов,  содержащихся в профессиональном банке памяти аналитика и возникающих у него в процессе исследования эмоций клиента.

Информация, заключенная в образах-символах затем интерпретируется с помощью специальных логических приемов, в определенной последовательности. Направленность решения такой задачи, ограничивается целью, ради которой оно выполняется.

Техники экрального анализа основываются на понимании и исполлльзовании естественных процессов человеческого воприятия и мышления. Психологу, для их применения, не нужно вводить свое сознание в какие-то измененные состояния. И, хотя, постороннему наблюдателю работа экра-аналитика может показаться чем-то вроде фокуса, неким феноменом, требующим специфического таланта от исполнителя, на самом деле, она базируется на хорошо отренированных возможностях специалиста. В обыденной жизни, в определенной мере, ими владеет каждый человек. Какой-то особый дар здесь не требуется.

Если, например, кто-нибудь обнаруживает, что близкий ему человек растроен, по отношению к нему, почти мгновенно включается импатия, которая позволяет наблюдателю воспринять или, иначе говоря, идентифицировать данную эмоцию. Сопереживание лежит в основе эмоционального контакта, о котором уже упоминалось. Однако потом у наблюдателя возникает необходимость в более глубоком понимании чувств близкого ему человека и причин их побудивших. Поэтому он прибегает к логической интерпретации этих состояний.

На фоне идентифицированных эмоций, может возникнуть масса вопросов, которые, в свою очередь, пробуждают в памяти наблюдателя некоторые воспоминания и образы-символы, связанные с чувствами близкого человека. Например, вспомнится какая-то давно забытая ситуация, которая чем-то похожа на происходящее с ним сейчас.

Отталкиваясь от отдельных образов-символов, наблюдатель может в деталях восстановить причины и последствия ушедшего события. Воспоминания о тогда предпринятых им действиях помогут разобраться в происходящем и дать дельный совет этому человеку.

Если аналогия между тем, что было и тем, что сейчас происходит окажется правильной, а действия, предпринятые в прошлом – верными, то человека удастся успокоить, найти для него надежный выход из сложившейся ситуации.

Это будет зависеть от всех этапов решения данной задачи, начиная от идентификации состояния и заканчивая ассоциативным подбором образов, похожих событий, и интерпретацией окончательных выводов.

Ограничение ассоциативного поиска, как уже упоминалось, осуществляется за счет четко обозначенной цели. В данном случае это вопросы, которые наблюдатель задает сам себе.  

Типичными примерами таких воросов могут быть: «Что у него случилось?», «Из-за чего это произошло?», «Было ли уменя нечто подобное в жизни?», «Когда?», «Что я тогда делал?» и пр. Иногда наблюдатель не проговоривает эти слова в своих мыслях. Это происходит потому, что каждого из нас интересует конечный результат рассуждений, а не промежуточный. Вопросы, как бы, проносятся в голове с большой скоростью. Человек не успевает сосредоточить на них внимание. В таком случае, обычно, возникает странное чувство, что мысль включается автоматически, как только открывается рот. Но это ложное впечатление. На самом деле последовательность логических действий имеет сложный закономерный характер.

Во время анализа эмоций, на каждом этапе подобного алгоритма, мало вероятная информация не учитывается, а наиболее достоверная аналогия, возникающая в образах памяти, сохраняется и используется на следующем этапе решения задачи.

В быту этот процесс в сознании индивидуума имеет латентный характер. Личность не контролирует его. Существует и некоторая вероятность неточностей в интерпретациях ассоциаций, отсутствия обращения к нужному опыту и, в результате, неправильные выводы.

Это происходит потому, что процесс человеческого мышления чем-то напоминает айсберг, у которого глазу моряка заметна только четвертая часть, находящаяся над поверхностью воды. Эту часть айзберга можно сравнить с конечным результатом решения любой задачи, тогда как промежуточные этапы скрыты в глубинах подсознания. Большая часть мыслительного процесса осуществляется в автоматическом режиме. Если бы это было не так, мы не смогли бы так быстро находить выход из сложных ситуаций, в которых необходимо действовать без проволечек.

Проявлениями такого неконтролируемого процесса мышления являются эмоции, которые указывают на наиболее общее отношение человека к происходящему. Они возникают на основе уже сложившегося опыта. Именно поэтому данные состояния, в контексте этой книги, вызывают у авторов самый большой интересс.

Но жизнь диктует разные условия. В некоторых случаях решиние должно быть глубоко осознанным. Тогда возникает необходимость в обдумывании каждого промежуточного звена.

Специальные алгоритмы техник экрального анализа для этого и создавались. Они позволяют взвешшенно подойти к интерпретации эмоции и, на основании промежуточного результата, уточнить направление, в ктором следует проводить дальнейшее изучение мотивов поведения.

Однако окончательные выводы, не могут отталкиваться только от этих данных. Обычно учитываются все условия, в том числе особенности самих ситуацийи, в которых происходила эмоциональная реакция индивидуума или формировалась его центральная эмоция. 

Любые техники экрального анализа включают два основных этапа. На первом происходит процесс эмоционального контакта с объектом. На втором этапе осуществляется анализ его состояний.     

Существуют два вида этих техник. Так называемые элементарные и высшие техники. Первые используют глубокий осознанный анализ, который осуществляется после идентификации эмоций другого человека. Вторые длительно применяют эмоциональный контакт с объектом. При этом осознанному анализу идентифицированной информации уделяется значение в меньшей степени. 

Элементарные техники обычно применяются в тех случаях, когда информации очень мало. Высшие - если известно почти все об анализируемом человеке и ситуации, вопрос предельно ясен, а ответ должен быть точным и однозначным (см. табл. № 8).

Табл. № 8

Техники экрального анализа

Элементарные техники.

Высшие техники.

При пременении данных технологий неосознанное решение, на основе сложившегося опыта, связанного с аналогичными задачами, осуществляется быстрее созна­тельного. Чтобы исключить прошлые ошибки или неправильные сравнения, требуется серьезное логическое обоснование результата неосознанного решения.

 

В данных техниках, наоборот, неосознанное решение задачи более продолжительное. Поэтому оправданы только короткие выводы.

 

Каждая техника экрального анализа имеет две фазы. В первой фазе, как уже упоминалось, происходит эмоциональная идентификация объекта, на основе поставленной  задачи. В процессе эмоционального контакта возникает чувство, похожее на переживание интересующего нас человека.

Во второй фазе происходит анализ эмоции с использованием редукции (логического упрощения) сообразно назначению этой информации. При этом учитываются все нюансы эмоции.

Для идентификации эмоции в начале каждой техники используются экра-системы. Для анализа этих состояний, во второй фазеприемы логики и экрального анализа.

Чтобы исключить неточности, связанные с преувеличениями или неправильными сравнениями во второй фазе, каждый прием осуществляется в форме трехкомпонентной редукции.

Этот вид упрощения эмоциональной информации позволяет рассмотреть изучаемое явление с трех сторон. При чем каждая ветвь анализа одного и того же чувства представляет собой автономную ветвь дедукции.

 
 

Трехкомпонентной редукцией называется такой путь логического исследования, который позволяет проанализировать эмоцию с трех сторон и, упростив ответы, обобщить окончательный вывод.

 

 
 

Если, например, у человека превалирует злость, то она имеет под собой причину (предшествующий мотив). В ее проявлениях есть аналогия с другими ситуациями, а также с системой образно-символического характера. Эмоции включают в себя характерную для них чувственную окраску (измененные ощущения).

·         В данном случае это может быть: выяснение отношений в конфликтной ситуации (первая компонента).

·         Подобная проблема часто возникает на работе, в семье или в общении с деловыми партнерами (вторая компонента).

·         Локализация ощущений, с учетом эмоции злости будет больше выражена в животе. Внутренняя попытка подавить в себе эмоцию злости укажет на напряжение мышц брюшного пресса (третья компонента).

Отталкиваясь от каждой логической ветви, при помощи специально выбранных приемов, в процессе одного или нескольких этапов можно выяснить ту информацию, которая нас интересует. При этом конечный вывод будет представлять собой обобщение трех отдельно полученных результатов.

В прелагаемом выше примере, конфликтная ситуация может иметь определенные специфические черты. Иначе говоря, первая компонента укажет нам, что злость недостаточно сильна для возникновения серьезного конфликта, но и не настолько слаба, чтобы человек мог легко себя сдерживать.

 

1.        Вывод, полученный на первой логической ветви: разговор носит напряженный характер, общение происходит на повышенных тонах.

 

Вторая компонента указывает на место, где происходит выяснение отношений. Сила или, иначе говоря, активность злости способна здесь уточнить ситуацию.

Если, например, данная эмоция связана с конфликтом на работе, то ссора происходит явно не с человеком, от которого зависит будущее субъекта. В подобном тоне можно разговаривать с равным сотрудником или с непосредственным руководителем (мастером, наставником, начальником отдела и т.п.). С работодателем такое общение может оказаться последним. При этом должен был бы присутствовать страх или, если работа больше не нужна, по меньшей мере, не возникала бы злость.

Если конфликт такого рода происходит дома, то он может быть с любым из членов семьи, когда интересы сторон не совпадают. В таком случае ни один из участников конфликта не идет на встречу другому, но, при этом, скандала не хочет.

Подобная злость в общении с деловым партнером свидетельствует о споре с ним или о торговле. Можно предположить, что субъект хочет получить максимальную прибыль с минимальными затратами.

 

2.        Вывод, полученный на второй ветви: выяснение отношений равных сторон.

 

Ощущения, которыми окрашена эта эмоция, укажут не только на активность, но и на другие ее качества: напряжение или сопротивление, интенсивность и пр. Т.о., развивая логическую цепочку третьей компоненты, мы выйдем на характеристику отношения субъекта к происходящему. 

Например, при высоком напряжении, которое усиливает злость в человеке, конфликт носит внезапный, неожиданный характер. В случае сопротивления,  связанного с тем же оттенком он стремиться сдерживать себя, понимая несвоевременность выяснения отношений. Высокая интенсивность оттенка злости с другими модальностями возникает в случае растерянности и суетливости.

Качества эмоции дадут немаловажные сведенья, позволяющие уточнить состояние объекта в данной ситуации.

В предложенном выше примере будет преобладать скованность, поскольку конфликт имеет сдержанный характер, которая, скорее всего, будет ощущаться в животе.

 

3.        Вывод, полученный на третьей ветви: субъект сдерживает в себе злость, чтобы не осложнять ситуацию.

 

Только после анализа каждой логической ветви можно окончательно обобщить результат.

 

4.        Окончательный вывод, полученный в процессе трехкомпонентной редукции: злость у субъекта возникла внезапно, в результате конфликта с социально равным партнером. Это произошло в семье или на работе, возможно с непосредственным начальником. Эмоция имеет напряженный характер. Разговор происходит на повышенных тонах. В споре, видимо, никто не уступает, но и не хочет осложнить ситуацию до окончательного разрыва отношений.

Аналогичным способом происходит и составление психологического портрета по центральной эмоции. Однако в этом случае учитываются не эмоциональные качества сиюминутной реакции, а тенденции «хронического стресса».  После идентификации центральной        эмоции человека, происходит анализ ее возможных изменений в различных стрессах или, иначе говоря, исследуется ее потенциальная динамика.

Для этого психолог, находясь в состоянии клиента, мысленно переносит себя в различные стрессовые состояния. Интерпретация предполагаемых изменений центральной эмоции клиента осуществляется на основе возникающих при этом символов в сознании самого исследователя. Однако анализ информации происходит в форме все той же  трехкомпонентной редукции.

Если трехкомпонентная редукция проводится в один этап, то полученный вывод должен полностью удовлетворять требования, поставленные в задаче. При выполнении многоэтапной техники это лишь промежуточный результат. Он только наводит на мысль, которая послужит основанием для дальнейших рассуждений.

Допустим, задача сложная. Тогда она содержит несколько вопросов, на которые предстоит ответить в процессе ее решения. Одноэтапной трехкомпонентной редукции для этого недостаточно.

Составление психологического портрета человека, с учетом его глубинной мотивации поведения, представляет собой сложную задачу. На первом этапе исследуется только эмоциональное побуждение поступков. На втором этапе их причина.  

 

 
 

Этапом техники экрального анализа называется такой алгоритм исследования эмоций, который позволяет, редуцировать ответ на один поставленный вопрос.

 

 

Т.о. техники экрального анализа бывают простыми и сложными. Первые содержат только один этап. Вторые – несколько.

Простые техники используются реже. Они нужны для поверхностного исследования эмоции, чаще всего сиюминутной, когда не требуется глубокий анализ скрытой мотивации поступков.

Сложные техники применяются чаще. К ним прибегают для составления психологического портрета, изучения непонятных действий участников проблемной ситуации, а также для прогноза наиболее вероятного исхода того или иного события.

Сложные алгоритмы имеются только в техниках элементарного класса, которые, как уже упоминалось, используют, когда мало изначальной информации. Высшие техники – всегда одноэтапные.

  

Подэтапом техники называется такое исследование эмоций, которое не позволяет полностью ответить на поставленный вопрос, но приближает к нужному ответу.

 

 Этап, в свою очередь, может быть разбит на подэтапы.

 

Подэтапы, с одинаковой структурой вопроса, применяемые последовательно, в экральном анализе  называются шагами этапа техники.

  


 

    В обыденной жизни у человека это выражается поиском возможных решений. Допустим, предстоит какая-то покупка. Прежде, чем сделать приобретение, нам нужно взвесить все «за» и «против». Это и будет подэтапом решения поставленной задачи. Только после рассмотрения всех вариантов, можно ответить на вопрос: «Смогу ли я себе это позволить?».

Иногда подэтапы, приближающие к окончательному ответу, имеют одинаковую форму постановки вопроса. Например, мы спрашиваем себя: «почему этот человек вызывает неприязнь?». Ответ возникает почти автоматически: «потому, что он неадекватно себя ведет». Однако этот вывод не может быть окончательным. Мы снова задаем себе аналогичный вопрос: «почему он так поступает?». В некоторых случаях ответ окажется максимально полным, но бывает так, что и этого недостаточно. Тогда понадобиться следующий логический шаг, с такой же постановкой вопроса.

В данном примере один этап, выраженный в вопросе: «почему не нравится какой-то человек?», состоит из нескольких логических шагов, представленных одинаковой формой постановки вопроса: «почему?..».

Некоторые подэтапы могут быть разными, но применение их в технике экрального анализа должно быть осознанным и обязательно последовательным.

В этой главе авторы предлагают вниманию читателей одну из наиболее важных для практических психологов элементарных многоэтапных техник по составлению  психологического портрета человека.

Поскольку все техники экрального анализа связаны с интерпретацией значения эмоций, чтобы не утратить связующие звенья информации на одном из этапов, применяется специальная запись.

Для удобства в ее оформлении используется один из символов экрального анализа – паратрикрест (см. рис. 212).

 

                                                            

                                                        

рис. 212.

 

Этот рисунок читатель видел на обложке книги. Он представляет собой три параллелограмма, которые символизируют основные, независимые друг от друга плоскости логического исследования одного и того же явления. Эти фигуры перекрещиваются, образуя в середине изображения треугольник, который, в свою очередь, обозначает плоскость окончательного решения.

В формальной схеме описания техники это выглядит несколько иначе (см. рис. 213).

 

рис. 213.

Здесь показано размещение плоскостей анализа эмоций для параллельного их рассмотрения. Таким образом, при выполнении нескольких этапов той или иной техники экрального анализа это оформление получаемых данных позволит не утратить связь между автономными результатами.

Однако чаще всего эта запись применяется в факторном анализе стрессов. Для составления психологического портрета клиента, о котором пойдет речь ниже, в ней нет особой необходимости. Последовательность интерпретации центральной эмоции человека может быть описана и обычным способом.

 

Проективные методики в психологии, адаптированные для использования в экральном анализе.

 

Прежде, чем раскрыть алгоритм техники составления психологического портрета в экральном анализе, уместно в начале остановиться на некоторых проективных методиках, ставших основой современных психологических тестов.

Отличие этой методологии от других подходов в психологии заключается в возможности раскрыть причины поведения человека, связанные с эмоциональными особенностями его личности. В этом просматривается явная аналогия между проективными методиками и экральным анализом.

Часто причины своего поведения сам субъект не понимает. Однако даже в этом случае он будет противостоять любым попыткам психологов «заглянуть в его душу». Люди не сильно доверяют советам других и редко консультируются у специалистов. Даже когда они это делают то, тем не менее, подсознательно сопротивляются постороннему вмешательству и полностью не раскрывают своих внутренних устремлений на сеансе.

Проективные методики позволяют «обмануть» сознание человека и обойти выстроенную им «психологическую защиту». Это дает возможность выяснить его реальное отношение к тому или иному явлению жизни, проникнуть в чувственную сферу клиента.

Опыт современных исследователей говорит, что эмоциональная самозащита возникает у людей в тех ситуациях, к которым косвенно имеется их личная причастность.

Так, например, отдельные индивидуумы стесняются отрицательно высказываться о чем-то, поскольку подсознательно не хотят никого обижать. Подобная реакция больше свойственна мнительным людям. К ним в основном относятся субъекты с центральной эмоцией «Сомневающихся».

Часто бедность, отсутствие должного образования, эмоциональная неустойчивость или другие причины, провоцирующие в человеке «комплекс неполноценности» лежат в основе проявления ложного отношения к какому-нибудь высказыванию. Поэтому при обсуждении спорных проблем с помощью прямых вопросов психолог не всегда может выяснить реальное мнение людей. Особенно сильно, в этом случае, сопротивляются активные эмоциональные типы: «Спортсмены» и «Правдоборецы». Они очень чувствительны к любым манипуляциям над собой и на откровенные разговоры просто не идут.

Когда речь заходит об интимных явлениях жизни, а также о проблемах, связанных со здоровьем, сексуальной потенцией и т.д., многие люди не хотят или, в силу своей стеснительности, не могут говорить правду. К этой категории в основном относятся настороженные типы: «Консерваторы» и «Недоверчивые».

Бывает так, что человек просто не понимает до конца мотивы своего поведения. Ему становится сложно взвешенно подойти к той или иной точке зрения. Это обычно происходит под влиянием стрессовых факторов, когда эмоции вдруг обретают высокую изменчивость. Контроль сознания в этом случае снижается.

Иногда отрицательное отношение к сложившемуся в обществе стереотипу мешает психологу выяснить истинные тенденции восприятия отдельного человека. Так, при обсуждении «горячих» тем, людям, которым не свойственно спорить, легче согласиться с общепринятым мнением. Это касается, например политики. Собственное представление субъекта остается неизвестным.

Именно тогда и приходят на помощь к психологу отдельные проективные методики, которые позволяют подспудно выяснить интересующую его информацию.

Не менее эффективны такие методики и в исследованиях с детьми. Чем младше ребенок, тем меньше вероятность в получении от него осмысленных ответов на прямые вопросы. Что касается проективного подхода, то, в привычной для детей игровой форме он позволяет выяснить необходимые моменты.

Существуют и некоторые недостатки в данных методах. Одно из слабых мест – невозможность абсолютно скрытого их применения. Люди если не полностью, то частично все же догадываются о значении тестов. За счет этого происходит подтасовка отдельных результатов.

Кроме того, предвзятое отношение испытуемого нельзя исключить, даже при самом высоком профессионализме психолога. Несерьезность к поставленной задаче, внутреннее нежелание сотрудничать с исследователем – эти и другие факторы, несомненно, снижают валидность (достоверность) результатов, полученных путем проективных методов.

Однако поэтапная интерпретация неосознанного отношения человека к объекту, его символических ассоциаций, имеет огромное значение при создании психологического портрета испытуемого и изучения его скрытых мотивов поведения. Это важно как в проективных методиках психологии, так и в экральном анализе.

Техника экрального анализа, о которой пойдет речь ниже, в отличие от описанных нами проективных подходов, тем не менее, позволяет в большей мере скрыть от клиента процесс его тестирования. В ней используется тот же механизм поэтапной интерпретации символических ассоциаций, но, как уже упоминалось, на основе идентификации и последующего анализа центральной эмоции клиента. Сам субъект, при этом, может не знать, что его анализируют. Психолог как бы ставит себя на его место, вызывая в себе аналогичные эмоции и тестируя их без привлечения внимания клиента.

Для выполнения данной техники после идентификации центральной эмоции человека происходит подбор образов-символов в сознании психолога, а не клиента. Эти образы представляют собой ассоциативные тесты, проективного характера. Но, как упоминалось выше, вызывает их в себе и логически интерпретирует сам психолог.

Использовать для этой цели можно многие тесты, относящиеся к проективным методикам. Однако в экральном анализе их специально адаптируют и применяют в рамках той или иной техники.

Подобный подход имеет ряд преимуществ, и некоторые недостатки. С одной стороны он позволяет практически полностью скрыть от субъекта процесс его тестирования, с дугой стороны требует довольно трудоемкой и длительной подготовки специалиста в области экрального анализа. Более того, психолог, использующий эти техники должен обладать высоко профессиональными навыками и многолетним опытом в интерпретации результатов. Подготовить таких специалистов в большом количестве непросто.

Эту проблему, на данном этапе, мы пытаемся решить с помощью создания специального оборудования, которое, в дальнейшем, заменит опытного профессионала. Такие приборы смогут применять пользователи, имеющие различную квалификацию. Компьютерная программа способна выполнить те задачи, которые не смогут выполнить психологи. Когда-нибудь, возможно, удастся полностью исключить влияние субъективного фактора в оценке психического процесса и мотивов поведения людей. Но на сегодняшний день эта задача полностью возлагается на психолога, и ее выполнение зависит от его подготовленности.

Если для того, чтобы заглянуть в мир звезд, человечеству понадобились телескопы, чтобы увидеть микробов, нужны были микроскопы, то, видимо, чтобы люди смогли проникнуть в собственную душу им тоже необходим для этого специальный прибор. В этой связи нам не хотелось бы быть превратно понятыми. Никакое оборудование или компьютерные программы не заменят полностью участия психолога в процессе составления психологического портрета, но смогут облегчить его задачу, будучи независимыми, от недостатка его опыта.

   Что же касается проективных методик и их использования на современном этапе, то они не могут в достаточной мере гарантировать высокую валидность результатов исследования. Хотя, конечно, некоторые из них представляют явный интерес для составления психологического портрета клиента. В связи с этим мы хотели бы познакомить читателя с механизмами, на которых они построены.

 

Разновидности проективных методик и их использование.

Существуют различные классификации проективных методик, применяемых современными психологами. Большинство исследователей делят их на пять основных групп:

 

1.       Ассоциативные (Association).

2.       На завершение задания (Completion).

3.       Конструирующие (Construction).

4.       Экспрессивные (Expressive).

5.       Ранжирование (Choice-ordering).

 

Ассоциативные методики заключаются в том, что испытуемого просят сказать, написать или выбрать из предложенных вариантов то, что ассоциируется у него с исследуемым явлением. Психолог обычно учитывает сходный признак, на который ссылается этот человек.

Данные методики широко используются как в психиатрии, с целью диагностики адекватности восприятия и мышления у больных, так и в психологии, для составления психологического портрета.

Характерной чертой применения ассоциативного похода является возможность косвенного исследования эмоциональной динамики клиента в различных воображаемых им ситуациях. Именно эта особенность данного подхода представляет интерес для использования ассоциативного механизма в экральном анализе.

Однако такие методики «в чистом виде» не позволяют проникнуть в глубинную мотивацию человека и выяснить характеристики хронического стресса. В момент их применения на клиента могут воздействовать различные факторы. Исключить их полностью невозможно. Но в целом подобный подход позволяет отследить наиболее вероятную динамику эмоциональных реакций в ответ на тот или иной стимул.

Это особенно важно при исследовании массового восприятия в большой аудитории испытуемых. Благодаря чему, ассоциативные методики нашли свое практическое применение в основном в маркетинге и рекламе. Они позволяют выяснить отношение потребителя к товару и найти правильный путь к дальнейшему продвижению продукции на рынок.

Очевидно, что данный подход в психологии представляет собой интерес не только в области исследований прикладного, но и чисто научного характера. Еще З.Фрейд, а затем К.Юнг указывали на ведущее значение «свободных ассоциаций» в анализе бессознательных реакций человека. Однако их скрытый смысл проявлен, прежде всего, в эмоциональном сопровождении, с которым они сочетаются. Поэтому в первую очередь образы символизируют наши чувства и пережитые ранее стрессы. Их анализ имеет огромное значение для составления психологического портрета человека.

Существуют различные варианты ассоциативных методик:

·         Словесные ассоциации.

·         Персонификация.

·         Картинки и слова (ассоциации на визуальные стимулы) и т.д.

Словесные ассоциации — как устные, так и письменные, могут применяться для изучения отношения человека к какому-нибудь внешнему объекту. Для психолога, в первую очередь, представляет интерес то, как испытуемый понимает символическое значение слов.

Так, например, в маркетинге и рекламе этот феномен используется для тестирования названий, отношения респондентов к определенной марке, группе товаров и некоторых высказываний по этому поводу. Его можно в определенной мере применять и для составления психологического портрета человека.

В этом случае, имеет значение направленность ассоциаций словесных символов. Если она носит оптимистический характер, клиент обладает подвижной эмоциональной зоной, хорошо развитой волей и ставит перед собой положительные установки. Если ассоциации связаны с образами угнетенного типа, мы имеем дело с отрицательно настроенным субъектом, с депрессивными наклонностями.

Окончательное значение изменений эмоциональных качеств в ответ на возникновение ассоциаций тех или иных слов остается до конца не изученным в психологии. Ниже авторы ознакомят читателя с некоторыми проводимыми исследованиями. Научным центром экрального анализа в этом направлении. Но полученные нами результаты, все же нуждаются в дополнительном изучении, с целью их проверки на большем объеме статистических данных.

Персонификация (вербальная или невербальная) используется для выяснения особенностей предмета, сложившихся в глазах данного человека или группы людей. С помощью этого метода можно определить наиболее вероятный стереотип (типаж) какого-нибудь объекта. Испытуемые, как бы, составляют портрет исследуемого предмета. Здесь тоже используется  ассоциативный подход, но в несколько иной форме. Значение, в первую очередь, обретает связь образа с каким-то целевым назначением воспринимаемого объекта.

С помощью этой методики осуществляется, например, отбор актеров на роль в фильме или рекламе, выбор типажа персонального имиджа и т.д.

Слабая сторона персонификации, на наш взгляд, состоит в том, что в ней внимание психологов не акцентировано на индивидуальных особенностях восприятия испытуемого. Часто предпочтения респондентов зависят от их эмоционального настроя в момент исследования, скрытых интересов и др. Этот вариант ассоциативной методики пока не нашел своего применения в составлении психологического портрета человека, в том числе он не используется и в экральном анализе.

Картинки и слова — методика с применением визуальных и/или словесных стимулов. Респондентов просят выбрать те картинки и слова, которые ассоциируются у них с исследуемым объектом. Методика напоминает словесные ассоциации, но с применением дополнительных визуальных образов. Данный подход представляет особый интерес для анализа эмоциональных предпочтений у детей, которым присуще образное восприятие тех или иных явлений.

 

Методики на завершение задания заключаются в том, что респондентов просят дописать незаконченные предложения, дорисовать рисунки и т.д. Т.о. примерами методик на завершение задания могут служить два основных варианта:

·         Незаконченные предложения.

·         Незавершенные рисунки.

Незаконченные предложения — весьма популярная методика, используется в самых разнообразных исследованиях. Она имеет некоторые интерпретации, обусловленные целью ее применения.

Например, испытуемому предлагается самому дописать предложение или выбрать что-нибудь из нескольких предложенных вариантов. Затем, в зависимости от задачи исследования осуществляется логическая интерпретация выводов.

Незавершенные рисунки также имеют различные модификации. Например, в маркетинговой практике, чтобы выяснить, понравился или нет детям-респондентам кондитерский продукт, их просят дорисовать выражение лица человечка, который его пробует.

Данные методики вскрывают эмоциональный смысл того или иного явления для субъекта. Они позволяют психологу понять его отношение к происходящему. Но они плохо применимы для исследования мотивации поведения.

Методики на завершение задания раскрывают лишь поверхностное отношение человека, не затрагивая его глубинных переживаний. Глядя на предлагаемый психологом рисунок или незаконченное предложение, клиент автоматически сужает для себя поиск возможных элементов завершающих задание. В этом случае истинная проблема, которая тревожит человека, остается не раскрытой.

Недостаток этих методик также и в том, что при определенных обстоятельствах они могут ставить некоторых людей в тупик, если у них, допустим, нет способности к рисованию или они плохо формулируют собственные мысли. В этом случае субъект подсознательно не хочет сотрудничать с психологом. Особенно плохо на методики завершения задания реагируют эмоционально настороженные типы («Консерваторы» и «Недоверчивые»).

Для изучения глубинной мотивации поведения многие психологи прибегают к конструирующим методикам.

 

Конструирующие методики - создание испытуемым чего-либо на уровне сознания (вербальном или невербальном). Это может быть коллаж на определенную тему или какая-нибудь ситуация. Среди методик, относящихся к этой группе, можно выделить:

·         Модифицированный ТАТ (Тематический Апперцепционный Тест, созданный психологом Мюррейем).

·         Баблз (Bubble drawing).

·         Коллаж.

·         Проективные вопросы и т.д.

Модифицированный ТАТ применяется в практической психологии для изучения глубинных мотивов поведения людей в определенной ситуации. Для этого респондентам показывают картинки, на которых изображен какой-нибудь диалог.

Например, нарисована женщина, которая спорит с продавцом в магазине. Испытуемый внимательно изучает все изображенные детали. Затем его просят рассказать о том, что думают и чувствуют герои этой картинки, а также придумать, что случилось с ними до этого момента и после. Такой подход позволяет протестировать наблюдательность субъекта, его умение понимать тайный смысл ситуаций.

В маркетинговых исследованиях модифицированный ТАТ используют также и для выявления имиджа марки продукта, сложившегося в глазах потребителя. Однако сознательное объяснение во многом отличается от бессознательного отношения человека к происходящему, обусловленного его эмоциональными реакциями, которое имеет место в реальной жизни. Поэтому у авторов вызывает сомнение правомерность использования модифицированного ТАТа в выявлении глубинных мотивов поведения клиентов.

Баблз (Bubble drawing) отличается от предыдущего подхода тем, что людям ненужно рассказывать о событиях, предшествовавших нарисованной ситуации и следующих за ней. Но зато требуется подробнее описывать текущий момент, изображенный на картинке. Данная методика преследует те же цели, что и модифицированный ТАТ и имеет такие же недостатки.

Коллаж, в свою очередь, помогает исследователю выяснить, на что именно люди обращают внимание и от чего это зависит. Обычно анализируют сходства в описаниях разных испытуемых, незнакомых друг с другом. Коллаж также используется дизайнерами при подборе визуальных символов. На наш взгляд этот подход тоже не раскрывает полностью глубинного отношения к происходящему, поскольку на человека оказывают сильное давление сложившиеся в его кругу общепринятые стереотипы.

Проективные вопросы, в свою очередь, дают возможность респондентам в завуалированной форме объяснить свое поведение. Вопрос начинается с некоторого утверждения, якобы сказанного другими людьми. Далее испытуемых просят объяснить (письменно или устно) причины, заставившие этих людей высказать такое мнение, и предложить свою точку зрения.

Эта методика в психологии имеет как диагностическое значение, для выявления скрытых мотивов поведения клиентов, так научно-прикладное, которое используется в исследовании социальных групп, для понимания эмоциональных предпочтений отдельных типов людей.

Однако в ней есть тот же недостаток, что и в коллаже – влияние общепринятого мнения. Даже в завуалированной форме человек стесняется говорить то, что он считает, если его точка зрения не согласуется с представлениями большинства.

 

Экспрессивные методики используются в современной психологии редко. Акцентом их внимания является эмоциональное восприятие людьми внешнего объекта. Данные, полученные с их помощью, позволяют понять не только отношение индивидуума или группы респондентов к чему-либо, но и образы, которые в их сознании ассоциируются с этим явлением.

Экспрессивные методики хорошо применимы при исследовании восприятия тех объектов, результат действия которых во многом придумывается людьми, когда им трудно описать свое отношение к явлению с рациональной точки зрения.

Это важно для понимания причин страхов у мнительных индивидуумов. Кроме того, экспрессивные методики иногда используются в маркетинге, для изучения предпочтений потребителей к таким товарам как духи, шампунь, анальгетики и пр.

Известны также случаи применения этих методик в политических компаниях, для проигрывания возможных последствий массовых реакций людей. К экспрессивным методикам относятся:

·         Психорисунки.

·         Ролевые игры.

Психорисунки представляют собой  процедуру, когда респондентов просят нарисовать какой-либо хорошо известный им символ так, чтобы отобразить отдельные графические элементы, которые ассоциируются у них с данным образом.

С помощью психорисунка, на основе логики, можно выяснить значение того или иного образа в понимании человека или группы людей. Однако цельной картины об эмоциональных предпочтениях, как и пережитых человеком стрессов психорисунки не дают. В них нельзя определить динамику реакций в ответ на те или иные стимулы. Для этой цели используются ролевые игры.

Ролевые игры имеют различные варианты. Цель этой методики — выяснить не только что именно люди думают и говорят, но и как это происходит.

При применении ролевых игр каждого испытуемого просят от чьего-либо имени обратиться к другим в манере (голос, тон), характерной для героя какого-то сюжета. В результате проигрывания ситуации можно прогнозировать возможные последствия тех или иных действий ее участников. 

Разумеется, игровые комбинации не могут полностью воссоздать реальные моменты в жизни людей. В такой методике невозможно учесть все вероятные факторы и их стрессовое воздействие на каждого отдельного человека. Тем не менее, ролевые игры считаются на сегодняшний день наиболее продуктивным методом исследования мотивов поведения и прогнозирования последствий различных событий.

Есть и еще одна разновидность проективной методики, вызывающая у психологов такой же интерес, как ролевые игры. Она позволяет проследить структуру предпочтений человека или группы людей. Данная методика называется ранжирование.

 

Ранжирование имеет несколько модификаций. Например, людям раздают списки характеристик исследуемого объекта и просят выбрать те, которые наиболее ему соответствуют. В некоторых случаях предлагают проранжировать характеристики по какому-либо признаку (например, по степени важности).

Таким образом, становится очевидной структура предпочтений. При проведении массового ранжирования можно определить: степень доверия людей, их устремления и многое другое. Однако индивидуальный психологический портрет при помощи ранжирования конечно не составить. В этом подходе выявляется только структура отношения, но не его качество, выражаемое в силе эмоций, их модальностях и волевых направленностях личности. Тем более, при помощи ранжирования не определить центральной эмоции и пережитых ранее стрессов.

Любые проективные методики оказываются эффективными только в случае правильного и уместного их использования. Это во многом зависит от профессионализма психологов, их применяющих.

Если психолог хорошо подготовлен, имеет достаточный опыт и правильно понимает механизмы, на которых базируются проекции чувственных символов, он, безусловно, получит высоко валидные результаты тестирования. Кроме того, промежуточные выводы в интерпретации проективных символов приблизят его к пониманию экзистенциальных переживаний человека

Начинающий специалист с этой задачей конечно не справится. Именно поэтому так важно создание методики, позволяющей анализировать мотивы поведения людей с высокой достоверностью, независимо от того, кто ею пользуется.

Отдельные проективные методики, в частности ассоциативные, являются, тем не менее, неплохим подспорьем для работы психологов. Они также хорошо применимы для исследования некоторых мотивов поведения человека и в экральном анализе.

Особый научный интерес в этом смысле представляют собой изменения эмоциональных качеств у человека во время его тестирования. Более подробно на этих механизмах мы остановимся ниже.

 

Изменения эмоциональных качеств на примере применения ассоциативного теста.

 

В процессе проведенных исследований в Научном центре экрального анализа было замечено, что во время тестирования клиента, когда у него включаются зрительные ассоциации, его эмоции тоже обретают новые качественные характеристики. Те условия, в которые он мысленно себя помещает, с целью формирования отдельных образов-символов, несмотря на искусственное их происхождение, все же являются для него стрессовыми стимулами.

В момент такого тестирования человек выходит из привычного для него состояния «душевного равновесия». Изменяются его эмоциональные и волевые характеристики. Включаются отдельные связи между образами памяти и их значением. Направление, в котором возникают у испытуемого ассоциации, указывает психологу путь логической интерпретации символов.

Иначе говоря, сиюминутные эмоции, сопровождающие тестирование, являются следствием выхода субъекта из состояния его центральной эмоции. Факторный анализ стрессов подтверждает в этом случае логическую связь между возникающими символами и их чувственной подоплекой.

Если, например, увеличивается интенсивность, последовательность образов говорит о несостоятельности клиента принять быстрое решение. Незначительные изменения мышечного тонуса, указывают степень внутреннего сопротивления воображаемым событиям. Напряжение воли субъекта подчеркивает строгую направленность мысленно осуществляемых им действий.

Все эти показатели имеют свои параметры измерений, о которых говорилось в предыдущей главе. Но для составления психологического портрета они менее важны, чем для анализа сиюминутных реакций человека. В этом случае большее значение обретает сама центральная эмоция. Механизм, благодаря которому субъект выходит из стресса и возвращается к состоянию своего «душевного равновесия», отличается от обычной динамики эмоций, и у каждого индивидуума имеет специфические черты.

Наблюдения показали, что у разных людей, относящихся к одному и тому же психологическому типу, похожие ответы на задания тестов, сопровождаются однотипными реакциями нервной системы.

Напрашивается вывод: в состоянии «душевного равновесия», которое выражается определенной последовательностью оттенков эмоции, просматривается лишь стратегия поведения человека, его внутреннее стремление к самозащите и саморазвитию. Тактика его действий в различных ситуациях зависит от других характеристик эмоций и, связанных с ними схем мышления.

Эти тенденции можно выяснить как при помощи специальных ассоциативных тестов, так и в процессе интерпретации факторов, вызывающих изменения качеств эмоций. Но детально проследить схему мышления на основе эмоциональных перепадов сложно. В процессе факторного анализа стрессов происходит потеря части важной информации, на которой базируется сознательный выбор человека. Кинестетическая воля и эмоции не отражают в себе полностью мышления. Они лишь направляют его по определенному пути.

Рассмотрим этот механизм на примере одной ассоциативной методики, адаптированной для техники составления психологического портрета, в том числе, и в экральном анализе.

Вначале нужно приблизить испытуемого к состоянию душевного равновесия и вызвать в нем центральную эмоцию. Для этого человеку предлагают успокоиться. Теперь можно приступить к тестированию бессознательных процессов поведения с целью составления его психологического портрета.

Иначе говоря, отправной точкой любого анализа поведения является спокойное состояние. Выход из центральной эмоции под воздействием того или иного стимула, будет свидетельствовать о специфике определенной поведенческой реакции, присущей индивидууму.

Для выполнения первого теста, он должен представить себя в жаркой пустыне. Его просят отнестись к воображаемой ситуации серьезно. Чтобы усилить мнимое состояние, психолог внушает испытуемому образы жаркого солнца, ощущения жажды и др. Для выполнения данного ассоциативного тестирования клиент должен представлять себя ползущим по пустыне уже довольно долгое время.

Такая виртуальная ситуация в воображении человека, изменяет его физиологическое и эмоциональное состояние. Он, как бы, ассоциирует чувства, соответствующие  пределу своих возможностей. В этот момент меняются не только его эмоции, но и чувствительность к внешнему воздействию, степень мышечного напряжения, пр.

В целом состояние нервной системы субъекта во время его тестирования отвечает характеру влияния стрессового фактора, как если бы ситуация имела место на самом деле. Возникшие, на этом фоне психические реакции способны направить ассоциативный процесс в интересующем психолога ракурсе.

Но анализ эмоционального перепада, в этот момент, отнюдь не отражает схему мышления. Можно лишь обнаружить направленность эмоционально-волевого процесса, который вычисляется с помощью факторного анализа стрессов. Образно-ассоциативный механизм решения проблемы в сознании клиента запаздывает. Он проявляет себя позже, когда новая эмоция будет сформирована и проанализирована этим человеком. И, хотя на практике все это происходит довольно быстро, на самом деле существует строгая последовательность в преобразовании эмоции в ассоциацию.  психологического портрета. .

После того, как у испытуемого сформирован необходимый для тестирования эмоциональный фон, который теперь заметно отличается от его центральной эмоции, клиента просят проассоциировать первый образ, например, ключ, лежащий в песке и описать его (устно или письменно).

Ключ в данном случае представляет собой символ инструмента, позволяющий что-то открыть и получить новые возможности. Здесь имеет место своеобразный омоним, который кроме прямого значения (ключ от замка), содержит в себе скрытый смысл (предмет позволяющий перейти на другой уровень).

В любой современной речи, одни и те же слова употребляются для обозначения разных понятий. Поэтому символ ключа в сознании испытуемого имеет для него многозначительный смысл. На этом механизме и основывается данное тестирование.

В зависимости от возникшего эмоционального состояния в образ будет вкладываться то или иное содержание. При этом изображение его в представлениях клиента будет соответствующим. В то же время сам символ является строгим ограничителем схемы мышления. Идеи, возникающие в сознании клиента, не выходят за пределы содержания образа, при всем его многообразии смыслов.

Испытуемый, например, способен представить себе обычный ключ или ключ какой-нибудь замысловатой формы, цвет его также может быть различным. Все эти образы имеют несколько параллельных значений, но их число не бесконечно.

Однако в напряженном состоянии, находящемся на пределе возможностей, пусть даже мнимом, человек неосознанно для себя ищет  комфорт. Поэтому воображаемый им ключ рассматривается с позиции той пользы, которую он мог бы иметь сообразно данной задаче. Его эмоционально-волевой процесс, в этом дискомфортном состоянии, укажет путь поиска подходящей ассоциации.

В подобных случаях, в обыденной жизни, инструментами, которые позволяют уйти от неприятностей, являются люди, способные принять участие в судьбе данного человека. Именно они избавляют нас от проблем и помогают достичь чего-то в жизни.

Следовательно, данный тест исследует тактику общения. От того, каким представится испытуемому ключ, зависит его отношение к людям, способным помочь разобраться в сложной ситуации.

Интерпретация символического значения этого образа дает возможность психологу выяснить тактику взаимоотношений тестируемого субъекта с новыми знакомыми (ключ ведь найден в пустыне).

Если ключ представляется клиенту обычным, ничем не отличающимся от многих других, то он не предъявляет к незнакомым людям высоких требований. Такой человек не руководствуется симпатиями или антипатиями. Он может легко идти на контакт и общаться с кем угодно.

Если ключ необычный, какой-то замысловатой формы, как, например, в «сказке о золотом ключике», то испытуемый руководствуется какими-то сложными критериями оценки окружающих. Его требования к каждому встречному очень высоки. Чтобы найти общий язык с незнакомым человеком, последний должен вызывать к себе симпатию у тестируемого субъекта.

Как правило, такой психологический тип, при этом, утверждает, что предъявляет высокие требования не только к другим, но и к себе. Однако как показывает опыт это не так. Чаще всего подобные люди несамокритичны, но к чужим слабостям нетерпимы. Они слишком многого хотят от других, а себе ищут оправдания.

Могут возникать и другие разновидности данного символа, в пределах его ассоциирования. Например, ключ из золота. В таком случае испытуемый строит отношения с людьми по принципу: «ты мне – я тебе». Он предпочитает деловые отношения близким дружеским контактам.

Если возникла образ блестящего ключа, данный человек старается общаться с особенными личностями, которые многого добились в жизни, имеют хорошие связи или обладают незаурядными способностями.

Ржавый ключ, закопанный в песке, символизирует преданность субъекта старым контактам. Такой человек с недоверием относится к новым знакомствам. Прежде, чем приблизить к себе кого-нибудь, он испытывает его временем.

В сознании клиента в процессе его тестирования могут возникать  и другие ассоциации ключа, которые следует анализировать аналогично их иносказательному значению. Для этого психолог должен изучить весь возможный понятийный охват, прелагаемого им символа и интерпретировать его в соответствии с воображаемой этим человеком ситуацией.

Однако если испытуемый недостаточно серьезно относится к процедуре исследования, его эмоции не отвечают необходимым качественным характеристикам. В этом случае, полученные результаты тестирования не будут соответствовать действительности. Иначе говоря, психическое состояние должно отражать в себе необходимую стрессовую нагрузку. Тогда воображаемый символ подтверждает ее значение.   

Для выполнения следующего теста клиенту задают вопрос: «возьмет он воображаемый ключ или нет?» Это показатель отдачи, на которую он способен. Если тестируемый берет ключ, то он не умеет отказывать людям в просьбах. Ему нужны для этого серьезные аргументы, которые, чаще всего, он не находит.

В основе подобной психической реакции лежит страх перед одиночеством. Клиент боится обидеть другого человека. Он подсознательно не хочет испортить с ним отношение. Здесь явно имеет место растерянность, увеличивается тенденция к интенсивности эмоции. При этом схема мышления ограничивается необходимостью «ни чем не разбрасываться». Поэтому на данный момент ненужная вещь («ключ в пустыне»), на всякий случай берется с собой.

В случае, когда испытуемый не берет воображаемый им ключ, считая его ненужным, он демонстрирует этим незаинтересованность в случайном контакте. Такой субъект держит дистанцию с окружающими, стараясь никого не допускать к проблемам личного характера. Этот человек предпочитает не входить с людьми в близкие дружеские отношения. В момент тестирования в нем возрастает настороженность и уверенность. Мышление обретает тенденцию к рационализму.

Символ следующего теста провоцирует некое «неудержимое желание». Таковым является «озеро в воображаемой пустыне». Человек, который сильно хочет пить, не может думать ни о чем другом.

Тестируемого субъекта убеждают в том, что воображаемый им образ не мираж. Это реальное  озеро в пустыне. Ему предлагают представить себе, что именно он будет делать и подробно описать свои действия (устно или письменно).

Ответы можно интерпретировать как его поведение в сексе. При этом первые побуждения клиента укажут, как обычно он выстраивает свою тактику общения в начале знакомства с «предметом», к которому испытывает сильный интерес интимного характера.

Если озеро кажется ему красивым, и он сразу же направляется к нему, то данный человек по своей натуре романтичен и неосторожен. Судя по всему,  он еще не имел отрицательного опыта в сексуальных отношениях, либо имел, но не делал для себя серьезных выводов. Испытуемый легко идет на сексуальные контакты, не считая, что поступает неправильно. Его эмоция в момент тестирования лишена настороженности. Мышление от абстрактных категорий переходит на образный уровень. Дорисовываются детали происходящего, при чем приятные.

Если воображаемое озеро в пустыне вызывает страх, то отрицательный опыт явно уже имел место. Этот человек побаивается нежелательных последствий. Бывает так, что вода ему кажется теплой или грязной. Это говорит о высокой претенциозности в сексуальных вкусах или о брезгливости клиента. Возможно, он раньше болел какими-то венерическими заболеваниями и теперь опасается случайных партнеров.

Если субъект ищет неприятности в близи озера (крокодилов или других опасных существ), то его отрицательный опыт связан с какими-то социальными опасностями (попытки шантажа, компрометирующие его авторитет в глазах общественности и пр.) Происходящее в воображении, при этом имеет прямую аналогию с прошлой жизнью, но в момент тестирования скрывается за символическим значением возникающих образов.

Другие действия испытуемого по отношению к мнимому озеру, говорят о наиболее вероятной тактике его общения с сексуальным партнером. Так, чрезмерные попытки максимально насладиться водою, свидетельствуют о сексуальной несдержанности, а некоторая медлительность при приближении к озеру о терпеливости и хорошо продуманном поведении.

Огромное значение имеет и окончательное решение, к которому приходит дынный человек. Для этого ему задают вопрос: «останется ли он у озера ждать случайный караван или пойдет дальше?» Интерпретация этой информации позволяет психологу определить: насколько заинтересован испытуемый в своих сексуальных партнерах?

Наиболее привязчивыми, как правило, являются клиенты нерешительные, которые предпочитают остаться у воображаемого озера. Они не надеются на собственные силы, не уверены в себе.

Иначе говоря, если тестируемый субъект не хочет «уходить от воды», разрыв отношений с сексуальными партнерами мог происходить не по его инициативе. Если это часто имело место, то постепенно у него формировался «комплекс неполноценности» в общении с противоположным полом. Этот хронический стресс способен вызвать сомнение во время тестирования и направить процесс мышления на тактику удержания того, что уже есть.

Следующая ассоциация исследует «чувство меры». Речь идет о степени адекватности восприятия испытуемого. При этом он мысленно все еще находится в пустыне. Психолог предлагает ему представить себе сосуд и описать его внешний вид (устно или письменно).

Наиболее типичным для воображаемой пустыни может быть старый глиняный кувшин, серый, потертый, без какого-либо рисунка, наполовину зарытый в песке, с расколотым горлышком. Любые другие образы, по мере их отличия от вышеуказанного шаблона, говорят о снижении адекватности восприятия клиента.

Так металлический кувшин, указывает на гипертрофированную тенденцию к самоедству. Душу такого человека раздирают скрытые сомнения. Железо символизирует нерушимую прочность, которую в себе люди чаще всего обнаружить не могут. Живой материи вообще чуждо все металлическое и чрезмерно твердое.

Цветной рисунок, в свою очередь, показатель внутреннего стремления к преувеличениям. Черный сосуд – стереотипное мышление, с ярко выраженной тенденцией замечать отрицательные стороны любого явления.

Если в качестве сосуда в воображении испытуемого будет фигурировать не кувшин, а что-либо другое, например стеклянная банка, «чувства меры» у него нет. Он часто понимает все неправильно и ведет себя неадекватно. Во время тестирования у него могут возникать нетипичные эмоции, которые направляют процесс мышления в непривычном для большинства людей ракурсе.

При выполнении следующего теста, клиента просят представить внутреннее содержание воображаемого им сосуда. Как бы заглянуть в него. В данном случае исследуется его самооценка.

Если сосуд заполнен, то самооценка высокая, если нет – низкая. Имеет значение, также, чем заполнен сосуд, и в какой мере. Интерпретация этой информации позволяет судить о тех способностях, которые видит в себе данный человек. Он, как бы заглядывает внутрь собственного «чувства меры» и видит себя изнутри.

Молоко или другой своеобразный наполнитель, например нефть, в воображаем сосуде, указывают на осознание в себе каких-то специфических способностей. Это или незатребованные таланты, или хорошие данные к малоизвестным областям деятельности.

Золото или вино говорят о том, что испытуемый чувствует в себе антиобщественные наклонности. Возможно, речь идет о каких-то извращенных чертах характера. Ими могут быть способности к манипуляции, лжи или умению искушать и развращать других людей. Золото или вино всегда ассоциировались в общественном сознании с чем-то нехорошим, бездуховным и опасным. Поэтому данные символы не могут нести в себе положительную нагрузку в сознании индивидуума.

Вода в кувшине, напротив, указывает, что клиент видит в себе высокий творческий потенциал. Если сосуд заполнен до краев, то он считает себя, чуть ли ни гением.

 

Степень самооценки испытуемого может отвечать одной из трех мер:

 

·         Пустой сосуд - низкая самооценка. Такой человек считает себя хуже других. Отсутствие в нем самодостаточности, может толкать его на самые крайние меры. В этом случае он будет всячески доказывать окружающим свою значимость и мстить за нанесенные оскорбления, даже, без особой на то причины. Если субъект с такой самооценкой не стремиться быть выше других, он, наоборот, обладает чуткостью и добротой. В этом случае, низкая оценка собственных способностей не мешает ему формировать в себе чувство «собственного достоинства».

·         Невысокая самооценка отвечает средней степени заполнения сосуда. Такой человек считает себя не хуже, но и не лучше других. Если он неудовлетворен собой, то хочет быть похожим на тех, кого уважают окружающие. Приобретая какую-нибудь вещь, он стремится, чтобы «было все как у людей». Однако такой субъект обладает ограниченным потенциалом к активности, что отражается и в его эмоциях, и в схемах мышления. Он не берет на себя слишком много потому, что боится не справиться с задачей. Когда человек с невысокой самооценкой доволен собой, ему, напротив, свойственна предупредительность и исполнительность. Такая самооценка тоже не мешает развитию духовного потенциала личности.

·         О высокой самооценке говорит полный сосуд. Если высокая самооценка ущемляется, то такие люди смотрят на всех свысока,. Им важно, чтобы окружающие ценили в них особые способности. Зачастую гордость не позволяет им признавать собственные ошибки и идти на встречу другим. Однако достойные личности, с высокой самооценкой, не любят обижать окружающих. Они обладают высоким творческим потенциалом и добротой, с осознанием собственной силы и могущества.

Таким образом, при любой степени самооценки человек может быть удовлетворен собою, и вести себя достойно, но в нем может и отсутствовать самодостаточность:

·         При низкой самооценке из-за ощущения собственной неполноценности;

·         При высокой самооценке из-за того, что окружающие не замечают его талантов;

·         Если у  испытуемого средняя самооценка, он может считать себя неудачником и стремиться восполнить свои недочеты.

Поэтому самооценка указывает только на восприятие человеком своего места в мире и отношения к нему других. Она не говорит об уровне самодостаточности, который, в свою очередь, является духовной составляющей личности.

Духовность нельзя протестировать обычными методами психологии. Она относится не к стрессовой или рефлекторной, а к сознательно-волевой природе человека и является следствием его нравственного отношения к себе и окружающим. Поэтому духовные качества не отражаются в изменениях эмоциональных качеств под влиянием стрессового фактора. Их невозможно вычислить и в примитивных схемах мышления, имеющих автоматический, бессознательный характер.

Достойное поведение требует от людей, как уже упоминалось, подавления в себе неосознанных желаний. Их действия, в этом случае, результат серьезных волевых усилий над собой. Они могут определяться поступками, которые зачастую кажутся окружающим нелогичными, но, тем не менее, вызывают уважение многих людей.

Несмотря на то, что волевые усилия отражаются в степени напряжения или сопротивления эмоции, эти реакции не могут быть показателем духовности потому, что в данном случае речь идет не о «мышечной», а о «свободной» сознательной воле человека. Однако рефлекторное поведение, направленное на тактику самосохранения, в определенной мере присущей каждому из нас при помощи данной методики исследовать можно.  

Следующий ассоциативный тест, предлагаемый для этой цели, направлен на изучение устойчивость клиента перед соблазнами. Это качество характера, как и самооценка, относится к бессознательным процессам психики.

Испытуемого просят представить себя в оазисе. Потом, ему предлагают вообразить караван, который идет где-то далеко. Клиент должен ответить на вопрос: «пойдет он за ним или нет?»

Поскольку караван в пустыне может оказаться миражем, то мысленная попытка бежать к нему, интерпретируется, как человеческая склонность поддаваться искушениям. Обычно это сопровождается внутренними сомнениями и слабоволием, которое проявляет себя, как неконтролируемый спад мышечной активности. В анализе эмоциональных качеств подобная реакция выражается резкими перепадами векторов подвижности.

И, наконец, последний тестовый символ в воображаемой пустыне – это стена. Клиенту нужно представить ее и описать (устно или письменно). Затем ему задается вопрос: «будет ли он ее преодолевать, и если да, то как?»

Воображаемое поведение испытуемого можно интерпретировать как его отношение к жизненным  препятствиям. Если он мысленно делает попытку преодолеть стену, и рассказывает об этом, то данную тенденцию можно рассматривать, как его умение не робеть перед трудностями. Это психологическое качество, как и все описанные выше, тоже относится к бессознательным механизмам самозащиты. Поэтому оно поддается эмоционально-ассоциативному тестированию.

Нежелание клиента перелезть через представляемое им препятствие говорит об отсутствии у него уверенности в своих силах. Такая эмоция сопровождается скрытыми сомнениями, а направленность мышления – поиск легкого пути. Здесь примешивается еще и мысленная усталость, связанная с продолжительным ассоциированием себя в пустыне.

Тестовая батарея, связанная с образом пустыни заканчивается интерпретацией данного символа. Последующие исследования неосознанной мотивации поведения, продиктованной стрессовым опытом испытуемого, требуют изменения его эмоционального и физиологического настроя.

Данный человек должен успокоиться, и представить себя в лесу. Его самочувствие, как в самом начале исследования, следует привести к состоянию «душевного равновесия». Для этого нужно внушить ему приятные образы.

Тестируемого субъекта просят представить себе лес такой, который ему нравится, в любимое время года. Погода в его воображении должна быть приятной. Он никуда не спешит. Спокойно гуляет по лесу и любуется природой.

Последующие слова психолога не должны настораживать клиента или раздражать его. Нужно говорить с ним спокойным и немного радостным, но не возбужденным голосом. Не следует повышать или понижать тональность речи.

Испытуемого просят представить, что в кустах что-то зашевелилось. Это живое, но не опасное существо. Он должен мысленно заглянуть в кустарник и описать (устно или письменно), что там видит.

Поскольку психическое состояние субъекта в этом тесте практически полностью отвечает его центральной эмоции, образ животного, который он представляет, будет символизировать его эмоциональную самозащиту в спокойном состоянии. Эта информация, может интерпретироваться как доминирующая в поведении клиента «инстинктивная программа самообороны».

Так образ агрессивного животного говорит об активной форме противостояния проблемам. Испытуемый считает, что нападение – лучшая защита.

Если данный человек увидел в кустах трусливое существо, он не станет противиться агрессии окружающих. Поведение воображаемого в данном тесте зверька, как если бы он находился в дикой природе, полностью отвечает ответной реакции клиента на опасность.

Кроме того, анализ этого символа позволяет выяснить, как ведет себя данный человек в коллективе. Если животное относится к стайным существам, то он любит компании. Существо, предпочитающее одиночный образ жизни обозначает тенденцию к самостоятельному достижению поставленных целей. К ним относятся: рысь, медведь и пр.

Отношение испытуемого к детям (материнство) и к своей семье, тоже можно протестировать этим же символом. Подобная направленность поведения, как и все предыдущие, носит рефлекторный, но не инстинктивный характер. Она отличается у каждого индивидуума. Это лишний раз свидетельствует, что «чувство материнства» у человека не является инстинктивным. Оно возникает вследствие воспитания, но при этом, носит бессознательный характер. Поэтому ассоциируется с аналогичным поведением у какого-нибудь животного.

Достаточно проанализировать: Как долго животное, которое представил себе клиент, растит свое потомство? Оба ли партнера данного вида в этом принимают участие или только одна самка/самец?

По аналогии с этим поведением происходят и действия данного человека в его реальной жизни. Эта информация, как бы в закодированном символьном виде хранится в его памяти и представляет собой, выбранную им схему наиболее подходящего решения проблемы личных отношений и материнства.

Следующий образ, который необходимо вызвать в своем воображении тестируемому субъекту – лошадь, пасущаяся на лесной поляне. Она символизирует друга жизни. Обычно под этим понимается постоянный спутник или спутница (муж, жена), которого данный человек хотел бы видеть рядом с собой. Хотя в некоторых случаях, эта ассоциация обозначает образ желаемого делового партнера.

Вышеупомянутый тест основан на том, что лошадь как ассоциативный символ обозначает также некое существо, которое может помочь в работе и разрешении бытовых проблем.

Клиента просят описать данный образ (устно или письменно). Для интерпретации его значения важны: порода, внешний вид, поведение лошади и то, что на нее надето (седло, уздечка, не стреножены ли ее ноги и т.п.).

Не менее важный показатель - куда именно она смотрит. Если в глаза испытуемому, то он ждет от спутника сочувствия. Ему нужно, чтобы партнер понимал его с полуслова.

Оседланная или привязанная лошадь символизирует отсутствие свободы для спутника жизни. Таким людям свойственно «доверять, но проверять». Примерно так же некоторые люди проявляют интерес к наручникам, связыванию партнера. Особенно во время игры, имеющей сексуальный характер. Ими движет неумолимое желание удержать другого человека, даже помимо его воли. Такое поведение успокаивает их, способствует гормональной разрядке.  

Следующий тест позволяет определить поведение в критической ситуации. Испытуемому внушают, что погода в лесу резко портится. Начинается сильный дождь с ветром. От того, как он будет себя вести в воображаемой ситуации, зависит и его поведение в сложных условиях.

Если он ищет укрытие, то в трудную минуту не станет полагаться на собственные силы. Он предпочтет заручиться чьей-нибудь поддержкой.

Бегство расценивается как попытка избегания проблем. Суетливость – неумение «держать себя в руках».

Если данный человек несмотря ни на что, намеренно продолжает свой путь в своем воображении, он «не из робкого десятка». Всегда доводит начатое дело до конца.

Теперь клиента снова нужно привести в состояние «душевного равновесия» или, иначе говоря, в «центральную эмоцию». Ему говорят, что дождь закончился, и перед ним дорога.

В следующем тесте необходимо представить себе дорогу в лесу и описать ее (устно или письменно).

Для интерпретации символа значение имеет: ширина дороги, ее длина, направление пути (вверх, вниз или прямо). Результаты тоже анализируются сообразно с представлениями субъекта. Этот символ связан с понятием «жизненный путь», который он видит перед собой.

Если дорога представляется ему широкой, то этот человек стремится к карьерному росту. В некоторых случаях, при ущемленном самолюбии, такие люди способны «переступать через голову» других для достижения намеченной цели.

Длинная дорога говорит о далеко идущих планах. Если тестируемый субъект он может точно указать, куда она идет, то цели его вполне определенные (что-то приобрести, занять какую-нибудь должность или достичь четко обозначенного результата в своем деле).

Короткая дорога, которая далеко не просматривается, свидетельствует о том, что клиент не загадывает в отдаленное будущее. Он живет «сегодняшним днем».

Если дорога направлена вверх, он не рассчитывает на постороннюю помощь. Надеется только на самого себя.

Дорога идущая вниз или прямо указывает на фаталистические черты в характере испытуемого. Такие люди обычно излишне суеверны. Подобная ассоциация характерна и для верующего человека.

В целом дорога в общепринятом понимании всегда является символом жизненного пути. Поэтому все эмоционально-волевые изменения, ограничивающие представления этого образа, включают в сознании людей их схему прогнозирования своей перспективы.

Для следующего теста испытуемого просят мысленно пройти по воображаемой им дороге. В конце ее он должен представить себе дом.

Данный образ символизирует домашний уют, гостеприимность, а также склонность к материальным излишествам. Клиент должен описать все, что себе представляет (устно или письменно).

Так добротный богатый дом свидетельствует о чрезмерной склонности к приобретению материальных благ. Данный человек ценит комфорт и уют. Значение также имеет наличие в воображаемом доме двери, открыта она или нет.

Этот пункт свидетельствует о гостеприимности. Если дверь открыта, испытуемый любит гостей. Для него важна внешняя демонстрация своих достижений.

Закрытая дверь говорит о том, что в дом могут быть допущены немногие люди. Клиент приглашает к себе только хорошо проверенных знакомых, в которых лично заинтересован.

Отсутствие в воображаемом доме двери указывает на затворнический образ жизни. Для этого человека «семейный очаг» представляет собой некую крепость, в которой он может укрыться от внешних невзгод.

Дом, дверь в нем, как и дорога, относятся к символам воображаемой перспективы. Поэтому они не всегда говорят о наличие реального дома сейчас. Они лишь желание человека, то, как он видит это, если не теперь, то в будущем.

Если возник образ маленькой избушки, испытуемый не материалист. Бытовые ценности играют для него второстепенную роль. Домашний уют базируется на принципе «с милым и в шалаше рай». Такие люди редко замыкаются только на семейных задачах. Им больше нравится проявлять активность в социальных сферах.

Если вместо нормального дома тестируемый представил себе развалины, он разочарован в ценности брака. Иначе говоря, такой человек в своей душе «поставил крест» на личном счастье. Он не верит, что когда-нибудь обретет семью. Однако это и не означает, что со временем его взгляды не поменяются.

После окончательной интерпретации воображаемых образов, эта тестовая батарея, задачей которой было исследование поведения в спокойном состоянии, заканчивается.

 Нужно отметить, что все символы, которые представлял себе клиент, как упоминалось, связаны со его стрессовым опытом, сложившимся на данный момент времени. Когда-нибудь, под влиянием сильных или длительных факторов, может произойти переоценка ценностей и психологический портрет этого человека изменится.

Но в этом случае внешние стрессоры должны будут поменять не только эмоционально-волевую направленность личности, но и ее схемы мышления. Такой процесс сложен. Поскольку требует огромной работы над собой. Обычно перестройке внутреннего мира человека способствуют серьезные проблемы в его жизни, которые невозможно решить на основе старого опыта. 

После выполнения данной тестовой батареи испытуемому необходим небольшой отдых. Затем ему предлагают представить себе еще два символа. Первый связан с представлениями об идеальных отношениях с любимым человеком. Второй – с превалирующими чертами характера самого клиента

Для выполнения первого теста его просят представить себя на берегу моря. Глядя перед собой, он должен увидеть чаек. Их внешний вид, количество, направление полета. Эти символы укажут психологу на романтические воспоминания, содержащиеся в ассоциативной памяти испытуемого.

Имеет значение и расстояние от субъекта до воображаемых им чаек. Если мысленно он может дотянуться до них рукою, то отношения с «предметом его мечты» сейчас в самом разгаре. Иначе говоря, клиент находится в состоянии влюбленности. Поскольку чайки и море для большинства людей связаны с лучшими воспоминаниями об отдыхе и любви.

Далеко летящие птицы свидетельствуют о том, что романтические отношения уже прошли, остались лишь ностальгические воспоминания.

Если чайки кружат высоко над головою или над морем, данный человек и сам не осознает истинных причин разрыва отношений с интимными партнерами. Он может ссылаться на какие-нибудь объективные обстоятельства, судьбу и пр.

Чайки, которые улетают, символизируют обиду. Клиент Он  перекладывает вину за случившееся на своих бывших любимых, которых раньше считал для себя «идеалами». Такой человек уверен, что его бросили, при чем незаслуженно.

Чайка, летящая в сторону испытуемого, говорит о его «чувстве вины». Он считает, что самостоятельно прервал связь, имевшую для него в жизни большое значение, и теперь об этом жалеет. Такое могло повторяться неоднократно. Тогда количество чаек указывает на численность романтических встреч, которые имели место в прошлом.

Поскольку данный тест вызывает воспоминания, имеющие любовную эмоциональную окраску, то есть и такие люди, у которых образа чайки просто не возникает. В этом случае мы имеем дело с индивидуумом, которого это чувство еще не коснулось.

Для осуществления второго теста анализируются цвета каких-нибудь воображаемых объектов. Это психологическое исследование во многом согласуется с представлениями Люшера о связи эмоций с символами цвета.

Согласно его теории вечерние сине-голубые тона в воображении испытуемого говорят об усталости, желании успокоить себя приятными фантазиями или воспоминаниями. Это связано с мышечной слабостью, которую испытывает человек в конце трудового дня.

Утренние розово-красные цветовые решения подчеркивают нереализованную энергию. Подобную аналогию вызывают оттенки восходящего солнца. Связанные с ними ассоциации порождаются необходимостью, что-то делать, куда-то идти, иначе говоря, тратить свои силы.

 Дневные тона оранжево-желтые. Они символизируют «пик» творческой активности. Зеленый цвет, зафиксированный памятью человека, говорит о его реализме в оценке жизненных обстоятельств.

Интерпретация значений цвета воображаемых предметов указывает психологу основные черты характера испытуемого. Чтобы выполнить этот тест, клиенту нужно представить себе воздушные шарики разных цветов.

Синий шар свидетельствует о его склонности выдумывать то, чего нет на самом деле. Он предпочитает жить в «нереальном мире». Часто действительность не устраивает его.

С розовым цветом шара будет связана избыточная импульсивность клиента и его раздражительность. Воображаемый им красный шар символизирует возможные нервные или психические нарушения, мнительность, склонность к навязчивым состояниям.

Желтый шар обозначает стремление к накапливанию чего-либо. Если в воображении возникает данный цвет, то субъект бережно относится к тому, что имеет. Для него невыносимы любые потери.

Зеленый цвет ассоциируется с травой, листьями деревьев и прочими растениями. Иначе говоря, со всем, что нас окружает. Испытуемый, представивший себе такой шар внимателен, старается вникать в происходящее, предпочитает все потрогать руками, проверить подлинность. Иногда рационализм мышления такого человека доходит до абсурда. В этом случае, он способен полностью поверить лишь в осязаемые им вещи. Остальные явления только допускает с той или иной степенью вероятности.

В особую категорию следует отнести гамму оттенков света в зрительном восприятии человека, и их связь с эмоциями. Речь идет о белом и черном цветах. Эти противоположные контрасты говорят о категоричности суждений в полном понимании или непонимании различных явлений жизни.

Так белый шар символизирует избыточную склонность к анализу объектов. Черный цвет указывает на стереотипность мышления. Такому человеку свойственно «рубить с плеча», воспринимать жизненные явления в рамках известных ему понятий и представлений.

Кроме того, клиент, вообразивший черный шар, старается больше обращать внимание на отрицательную сторону происходящего, чтобы потом не разочаровываться в результатах. Он до конца не доверяет даже близким друзьям, не прощает предательства со стороны своих соратников: «Если не с нами, значит против нас».

Испытуемый, во время тестирования, может представить себе и серый шар. Этот промежуточный цвет между белым и черным говорит о его цинизме в понимании событий и их участников. Такой субъект имеет в себе склонность «вешать ярлыки» людям. Он считает, что все в этом мире имеет четкое определение.

Нередко за этой попыткой упрощать жизнь скрывается слабость перед пониманием сложных явлений и умением разобраться в запутанных отношениях между людьми. Таким субъектам свойственно бояться собственных эмоций и избегать излишних потрясений. Яркие краски жизни не для них. Зато, упрощая все и всех, используя несложные схемы мышления, они легко и цинично оправдывают собственную трусость.

Тем не менее, не следует считать, что этот тест, в отличие от других, позволяет проникнуть в глубинный мир человеческих чувств. Все упомянутые выше тестовые батареи позволяют, лишь проследить динамику изменений центральной эмоции испытуемого. При этом они несколько отличаются от обычных ассоциативных методик. Последние используют стереотипные варианты возможных ответов, из которых тестируемый субъект выбирает наиболее ему соответствующие.

В данном же подходе воображение клиента не ограничивается возможными вариантами ответов. Он сам вкладывает эмоциональный смысл в каждый свой образ. Психолог только задает эмоциональную направленность его ассоциациям. Символы возникают непроизвольно у испытуемого и соответствуют динамике его эмоционально-волевого процесса.

Здесь прослеживается некоторое сходство тестирования с экспрессивными методиками, позволяющими вскрыть неосознанную мотивацию эмоций и поступков человека.

Интерпретация результатов подобных тестов представляет собой анализ эмоциональной динамики субъекта в различных ситуациях, по аналогии с возникающими у него ассоциациями-символами.

Однако кроме этой технологии для составления психологического портрета применяются и другие. С одной из таких технологий мы познакомим читателя ниже. Она базируется на методе экрального анализа.

 

Составление психологического портрета человека по минимальным данным.

 

Выше мы уже рассматривали возможность исследования поведения испытуемого за счет интерпретации возникающих у него образов-символов. Однако полностью скрыть процесс тестирования от самого клиента при помощи проективных методик не удастся. Чтобы это сделать, необходимо применить специальную технологию составления психологического портрета человека по минимальным данным, которая, в свою очередь, была разработана в Научном центре экрального анализа для скрытого тестирования человека

Речь идет о двухэтапной элементарной технике экрального анализа. Она позволяет разобраться в эмоциональных реакциях человека по их минимальным проявлениям в голосе, почерке и движениях тела. Прежде всего, эта технология нужна для исследования центральной эмоции, т.е. хронических стрессов, связанных со спецификой нервной системы и психики индивидуума.

Подобные тенденции, как уже упоминалось, имеют место в спокойном состоянии человека, которое принято называть его «душевным равновесием». Эмоции, возникающие в этом случае, у людей отличаются, но редко, кто обращает на это внимание. Обычно судят об эмоциях только тогда, когда покой утрачен.

Здесь нужно заметить, что центральная эмоция связана не только с защитой от стрессов, но и с тенденциями потери спокойствия. Эти сведенья представляют интерес для понимания процессов психической регуляции индивидуума. Иначе говоря, важно знать, почему человек восстанавливается после очередного стресса и что его «выводит из себя»?

Эта тема психологических исследований, как уже упоминалось, является предметом споров между представителями фундаментальной науки. Существуют различные мнения на этот счет. Однако сведений, полученных в результате долгих экспериментов, которые не нуждались бы в дополнительной проверке, пока еще нет.

Авторы никоим образом не претендуют на разрешение столь сложной задачи в изучении механизмов психических стрессов. Техника, о которой здесь идет речь, стремится осветить эту проблему лишь с сугубо практической точки зрения.

До создания теории поля, многие ученые пользовались феноменом волн в своих открытиях. Поэтому некоторые их изобретения, имевшие практическую ценность для человечества, опережали свое время.

Экральный анализ, в свою очередь, тоже отталкивается от явлений, суть которых до конца остается не изученной. Техника, о которой идет речь, использует феномены человеческой психики, которые авторам удалось зафиксировать в своих наблюдениях, на протяжении последних шестнадцати лет. И, хотя, окончательно изучить их пока не представляется возможным, за это время, найдено немало подтверждений практической ценности полученных результатов исследований.

В рамках применения техники выявления скрытой мотивации поведения человека, на основе метода экрального анализа, удалось также определить ее валидность, найти наиболее походящие приемы логики для интерпретации получаемых результатов.

В первую очередь представляет интерес возможность скрытого тестирования клиента по его эмоциональным проявлениям. При  этом психологу нет необходимости задавать вопросы испытуемому, вводить его в измененные психические состояния, вызывая в его воображении те или иные образы-символы.

Хорошо тренированный специалист способен не только идентифицировать эмоции испытуемого, но и без его участия протестировать их значение на самом себе. Сравнивая результаты применения проективной методики и использования аналогичных символов в технологии экрального анализа, можно убедиться, что валидность последней нередко оказывается значительно выше, чем уже описанного ассоциативного направления.

Кроме того, в применении экрального анализа, не менее важным нам кажется и сам механизм сопереживания, который использует специалист во время эмоционального контакта с субъектом. Психолог, при этом, как бы проникает в «сокровенные тайники души» своего клиента, ставит себя на его место. Подобная техника раскрывает перед психотерапевтом особые возможности. Он непросто понимает данного человека, но и способен найти наиболее правильный выход из сложившегося положения именно для него.

Строгий логический алгоритм, лежащий в основе экрального анализа позволяет с высокой точностью определять все изменения эмоциональных реакций людей, как при помощи компьютерных исследований, так и субъективно, при личном контакте психолога с клиентом. Разумеется, обязательным условием этого, как уже упоминалось, является хорошая подготовка специалиста или использование технологически выверенной качественной компьютерной программы.  

Техника составления психологического портрета человека по его центральной эмоции включает в себя два этапа.

На первом этапе ставится задача выявить эмоциональные тенденции клиента, возникающие у него при выходе из спокойного состояния, а также связанные с этим его поведенческие реакции.

В экральном анализе данный этап называется Экра-тестированием центральной эмоции. Однако он позволяет составить только часть психологического портрета человека, которая не выходит за пределы возможностей проективных методик.

Этой информации без понимания причин тех или иных поступков испытуемого недостаточно. Неизвестны глубинные мотивы поведения, которые подталкивают человека к выбору определенной тактики действий и направляют схему его мышления.

Чтобы их выяснить на втором этапе каждый тест необходимо проанализировать еще несколько раз. Второй этап техники носит название: Экра-мотивационный анализ. Он осуществляется в несколько логических шагов (подэтапов) и служит для анализа устремлений, связанных с пережитыми стрессами в определенных ситуациях, имеющих прямую аналогию с происходящим. 

Так, если у клиента в ответ на незначительную стрессовую стимуляцию внезапно возникает страх, то этот человек, в трудную минуту ретируется, он откажется от борьбы и легко сдаст выгодные позиции. В свою очередь, люди с подвижной эмоцией злости чаще других нападают или, в крайнем случае, занимают жесткую оборонительную позицию и т.д.

Первый этап данной техники позволяет только оценить наиболее вероятную реакцию человека на стрессовый стимул, но не выяснить ее причину.

Анализируя зависимость действий объекта от тех или иных условий, в которых он находится, на первом этапе можно определить его поведение в различных ситуациях, путем логической интерпретации отдельных ассоциаций, также как это было описано выше.

Иначе говоря, образы-символы представляют собой результаты тестирования, о которых мы уже рассказывали, но их провоцирует в себе сам психолог, относительно идентифицированной центральной эмоции испытуемого. При этом аналитик сам себя, будучи в эмоции клиента, мысленно переносит в различные критические для него ситуации, представляя то пустыню, то лес, то море и т.п.

Второй этап носит уточняющий характер. Он позволяет окончательно разобраться в каждой характеристике поведения клиента, эмоциональный образ которого психолог спроецировал на себя. В осуществлении второго этапа ассоциативные символы теряют свое значение. Теперь используется экра-система, которая позволяет, на основе определенной постановки вопроса, найти наиболее подходящий вариант ответа. В экра-мотивационном анализе обычно фигурирует вопрос: «Почему?..». Этот вопрос адресуется к интерпретации, полученной после каждого теста.

Например, почему данный человек умеет / не умеет отказывать людям в просьбах или почему он предъявляет / не предъявляет к людям высоких требований и т.п.? Ответы на подобные вопросы будут результатами первых шагов экра-мотивационного анализа. 

Но и этого, как правило, еще недостаточно. Невозможно осуществить исследование глубинной мотивации поступка в одно или, даже, в два логических действия.

Поэтому анализ причин поведения разбивается на три равноценных шага, которые приближают исследователя к пониманию истинных причин поведения клиента. Для этого психолог обращается к результатам, полученным после первых шагов. Он снова ставит перед собой вопрос «Почему?..».   Например, если на вопрос, почему клиент не предъявляет к людям высокие требования, напрашивается ответ, что он боится их обидеть, то следующим шагом будет вопрос, почему он боится их обидеть и т.д.

Ниже мы подробнее остановимся на выполнении каждого из этапов данной техники экрального анализа. В них мы умышленно упускаем возможности применения факторного анализа стрессов. Факторный анализ стрессов только при использовании компьютерных технологий, специально разрабатываемых с этой целью в Научном центре экрального анализа, и ему будет посвящено отдельное пособие.

Данная работа рассчитана на ознакомление читателя с психологической методикой, которую он смог бы использовать в прямом общении с клиентом.

 

 

Экра-тестирование центральной эмоции.

 

Чтобы составить психологический портрет человека, не задав ему ни единого вопроса, необходимо быть особенно наблюдательным. Если обращать внимание на отдельные детали поведения какого-нибудь индивидуума, особенно те, которые ему сложно сознательно контролировать, применив, при этом логику, можно многое узнать о нем.

На этом принципе основывается техника экрального анализа, о которой пойдет здесь речь. Иначе говоря, мы предлагаем тестировать не клиента, а свое отношение к нему. При этом обращать внимание, в основном на эмоциональные проявления этого человека. Логические ходы, которые позволят узнать его «поближе», следует осуществлять в два этапа.

Вначале применения первого этапа данной техники нужно идентифицировать центральную эмоцию испытуемого. Как бы на время стать им. Чувствовать и понимать происходящее через призму его восприятия. Для этого нужно применить прием эмоционального контакта, описанный нами в главе, посвященной эмоциям и их идентификации.

Затем необходимо протестировать идентифицированную эмоцию или, иначе говоря, себя самого в этом состоянии. Образы, которые при этом возникнут в воображении психолога, по своему символическому значению, будут указывать на характеристики поведения исследуемого человека.

В данном случае, интерпретация значения ассоциативных символов  обретает несколько иной смысл, чем в проективной методике. Взгляд со стороны не может быть полностью идентичным самомнению субъекта о самом себе.

Испытуемый, которого тестируют с помощью проективных методов, рассказывает исследователю о своих образах, которые сам себе представляет. Однако не известно насколько искренне. Клиент обязательно скроет или, по крайней мере, постарается смягчить описания тех образов, которые кажутся ему недостаточно приличными.

Когда психолог анализирует эмоции испытуемого вместо него, ему легче быть объективным к слабостям клиента. Однако здесь кроются опасности другого характера: неверная идентификация центральной эмоции субъекта, предвзятое отношение к людям «определенного типа», которое мешает объективному психологическому исследованию. Поэтому доверия может заслуживать только анализ, проведенный хорошо подготовленным и опытным специалистом.

Чтобы осуществить первый этап техники составления психологического портрета человека на основе экрального анализа, после идентификации его центральной эмоции нужно вызвать в себе первый образ, предлагаемый в ассоциативном тесте.

Мы, как бы, спрашиваем себя: что сделал бы субъект, с такой центральной эмоцией находясь в таких-то условиях? Возникающий при этом символ будет содержать закодированный ответ на этот вопрос. Не следует торопиться его расшифровывать. В начале нужно внимательно изучить этот символ. Некоторые специфические особенности образа, отличающие его от многих других, похожих на него, содержат в себе скрытый смысл, тоже имеющий определенное символическое значение.

Условия, в которые мысленно помещает себя исследователь, находясь в центральной эмоции клиента, могут отвечать задачам разных проективных методик ассоциативного типа. Символы, возникающие при этом, определяют те черты характера испытуемого, которые провоцируются вызванной эмоцией. Или, иначе говоря, изменениями центральной эмоции клиента.

В качестве примера выполнения подобной техники авторы предлагают читателям воспользоваться специально адаптированными тестовыми батареями описанными выше.

В данном случае, психолог, после идентификации центральной эмоции испытуемого, последовательно представляет себя то в пустыне, вызывая в своем воображении образы ключа, озера и т.п., то мысленно переносится в лес и т.д. 

Конечно, при подобном подходе валидность результатов иногда снижается, как уже упоминалось, из-за необъективности недостаточно опытного исследователя, но зато это компенсируется отсутствием субъективизма самого клиента.

При высоком уровне практической подготовки специалиста такой путь даже лучше обычной проективной методики. Чтобы в этом лишний раз убедиться, достаточно сравнить выводы, полученные проективным методом с умозаключениями на основе экрального анализа. Разумеется, если они относятся к одним и тем же индивидуумам.

В качестве независимых экспертов лучше привлечь людей, которые хорошо знакомы с испытуемыми. Опрашивать их нужно отдельно друг от друга, чтобы они руководствовались собственным мнением.

В Научном центре экрального анализа такая экспертиза проводилась неоднократно. Почти во всех случаях качество выводов полученных путем экрального анализа превосходило проективный подход.

Однако при выполнении данной техники нужно не нарушать ее алгоритм. Иначе результаты будут неправильными. На первом этапе важно сохранять автономность (независимость) информации от каждого пункта в отдельности. Это необходимо для того, чтобы ответы, полученные после предыдущего тестирования, не влияли на последующие результаты. В противном случае, возникает неверная интерпретация нового символа, продиктованная прежним впечатлением. Это недопустимо, поскольку каждый тест сопряжен с особой спецификой эмоции.

Подобная ошибка может произойти из-за неосознанной потребности психолога упростить стоящую перед ним задачу. В этом случае, например, результат экрального тестирования, указывающий на невысокую требовательность клиента к другим (обычный ключ), ведет к необоснованному выводу о его безотказности (возьмет), хотя, в реальной действительности, может быть иначе: человек нетребователен, но легко отказывает людям в просьбах, если хочет.

Автономность интерпретаций экра-тестов при анализе воспринятой центральной эмоции достигается периодическим прерыванием этого процесса. После каждого воспроизведенного образа-символа следует остановиться, снять с себя идентифицированное состояние и проанализировать возникшую ассоциацию. Следующий тест начинается с повторной идентификации центральной эмоции испытуемого и т.д.

Тогда результаты будут независимы друг от друга и значения каждого символа, станут полностью автономными.

Однако, после получения разрозненных ответов на экра-тесты, возникает другая проблема. Если исследователь во время интерпретации символов допустил некоторые неточности или неверно подобрал слова, результаты могут отчасти противоречить друг другу.

Так, например, желтый цвет шарика, символизирующий неумение терять, может быть интерпретирован как жадность. Тогда вывод может противоречить значению символа: безотказности (возьмет ключ). На самом деле здесь нет противоречия. Человек, тяжело переживающий любые потери, не хочет обижать людей отказом. Он боится утратить их поддержку.

Противопоставление выводов возникает лишь из-за неправильной интерпретации желтого шара.  Дело в том, что ответы на тестовые задания описывают поведение человека с разных сторон. Такие характеристики в экральном анализе называются логической горизонталью. В противовес вертикальной логике, основанной на силлогизме, в которой каждое умозаключение исходит из какого-то основания, ответы на автономные тесты непосредственно не связаны. Поэтому, при неправильной их трактовке, значения символов могут вторгаться «на чужую территорию», описывая одну и туже характеристику поведения по-разному.

Чтобы не допустить ошибок в интерпретациях образов, информацию, по окончанию тестирования, нужно выверить. Для этого результаты автономных исследований сверяют между собой. Если находят логические противоречия, то устраняют их, в процессе последующей редакции текста. При этом за доминирующую основу принимается тот результат, который имеет большее значение в описании поведения клиента.

Если данный человек, например, требователен к другим, но при этом безотказен, то второе качество важнее первого. Оно и является причиной излишней требовательности к людям. Из-за того, что клиенту трудно отказывать окружающим в просьбах, он не приближает к себе мало проверенных знакомых. Противоположная интерпретация нелогична. Человек, предъявляющий к другим людям высокие требования, не станет из-за этого безотказным.

Сверка результатов или экра-логическое обоснование по горизонтали происходит в строгой последовательности. Обычно первый ответ, в начале, сопоставляют со вторым. Потом этот же ответ сверяется с третьим, затем с четвертым и т.д.

Тоже проделывается и с другими интерпретациями. Второй  ответ сопоставляется с третьим, четвертым и т.д. После сверки всей информации, текст носит выверенный, логически обоснованный характер. В результате мы получаем первую часть психологического портрета клиента, которая не содержит в себе противоречий. Она отражает характеристики поведения данного человека в различных стрессовых условиях.

Однако причины его действий остаются пока неизвестными. Их можно выяснить, осуществив вторую часть данной техники, которая в экральном анализе называется экра-мотивационным анализом.

Этот этап основывается на вертикальной логике. О том, как он выполняется, мы подробно расскажем ниже.

 

Экрамотивационный анализ.

 

Чтобы выяснить мотивы, толкающие клиента на те или иные поступки, нужно осуществить второй этап данной техники. Как и на первом этапе анализируется центральная эмоция. Но теперь нас уже интересует причина действий испытуемого в тех условиях, о которых стало известно из первой части психологического портрета. Речь идет о логических вертикалях, основанных на принципах дедукции.

Второй этап выполняется в три шага. Каждый шаг ставит перед собой одну задачу: выявляет побуждающий мотив поведения клиента.

Причина той или иной психологической характеристики, станет понятной, если задать себе вопрос: «почему данный человек себя так ведет?». Ответ возникает в результате анализа основных стрессовых тенденций клиента, когда он выходит из состояния своей центральной эмоции.

Если испытуемый, например, не отказывает людям в просьбах (берет воображаемый ключ) то, чтобы выяснить, почему он это делает, в начале нужно идентифицировать его центральную эмоцию, затем задать себе в этом состоянии вопрос: «Почему я не мог бы отказать другому человеку?». Ответ и будет результатом первого логического шага второго этапа данной техники. При его выполнении каждый экра-тест следует осуществлять автономно.

Для этого, после анализа очередного символа нужно заново идентифицировать центральную эмоцию клиента. В конце процедуры осуществляется экра-логическое обоснование по горизонтали.

Однако даже один логический шаг, в своем выполнении требует специального алгоритма. Особенно важно его не нарушать, если у исследователя недостаточно опыта. Если этого не делать, то вместо одного шага, неосознанно для себя психолог осуществит несколько логических действий, которые не будут иметь под собой достаточных оснований.

Например, отвечая на вопрос: «почему Я (в данном состоянии) или, иначе говоря, тестируемый субъект, не может отказывать людям в просьбах?», можно ответить, что испытуемого не любили в детстве, и он боялся остаться один. Или этот человек старается не обнаружить свою черствость. Эти выводы необязательно отвечают истинному положению дел. Стрессовый опыт клиента мог быть продиктован другими обстоятельствами.

При хорошо развитой фантазии, ставя себя на место испытуемого, исследователь вспоминает собственные жизненные ситуации, в которых он так себя вел. Но сам тестируемый субъект мог раньше и не сталкиваться с подобными проблемами.

Чтобы прийти к правильному заключению, исследователю следует учесть все возможные условия, которые повлияли на формирование той или иной защитной реакции. Для этого  нужно выделить самые общие значения в интерпретированной информации.

Сначала вопрос ставится так, чтобы он был адресован не к данному клиенту, а к любому человеку. Иначе говоря, нужно выяснить: «почему люди, при определенных условиях, не могут отказывать в просьбах окружающим?». Если ответов будет несколько, то из них следует выбрать наиболее общий. В данном случае им является вывод, что «всякий человек заинтересован в сохранении бесконфликтных отношений с тем, кому не способен отказывать в просьбах».

Только после этого нужно идентифицировать центральную эмоцию клиента и уточнить этот вопрос: «в чем именно у данного человека проявляется глубокий интерес к сохранению бесконфликтных отношений с окружающими?»

Если испытуемый относится к агрессивным эмоциональным типам («Правдоборец» или «Покровитель»), и он не отказывает людям в просьбах, то он, по всей видимости, осуществляет намеченные планы с помощью близких ему друзей и соратников. Он не хочет с ними ссориться. Более того, стремится наращивать новые контакты.

Настороженные типы («Консерваторы» и «Недоверчивые») опасаются окружающих. Некоторые из них считают, что своим отказом можно окончательно испортить отношение с другим человеком. Они просто бояться отказывать людям в просьбах.

Индивидуум, который живет надеждой на лучшую жизнь («Спортсмен» или «Сомневающийся»), старается угождать другим, чтобы завоевать симпатию к себе. Его неумение отказывать часто базируется на стремлении понравиться окружающим.

Но и это еще не все. Есть разница и в мотивах поведения людей относящихся к одной группе эмоциональных типов. Так «Правдоборец», например, стремится вести за собой людей. Его нежелание отказывать в просьбах основывается на тех требованиях, которые он предъявляет к собственному имиджу. «Правдоборец» старается демонстрировать окружающим, присущие ему лидерские и деловые качества. Умение «держать свое слово» – одно из них.

У «Покровителя» этот же мотив поведения выражается необходимостью заботиться о своих подопечных. Как истинному наставнику, ему нужно постоянно демонстрировать свое участие в судьбах вверенных ему людей.

«Консерваторы» и «Недоверчивые» тоже основываются на разных причинах. Они боятся неодинаковых последствий своего отказа. Первые опасаются одиночества, а вторые не хотят иметь врагов.

Разница в мотивах поведения «Спортсменов» и «Сомневающихся» состоит в том, что для одних важно быть лучше всех, а другим просто необходимо чувствовать себя «своими» в коллективе. Поэтому «Спортсмены» демонстрируют безотказностью пример окружающим. «Сомневающиеся» своей добротой вызывают к себе интерес.

Первый шаг экра-мотивационного анализа по отношению к каждому результату экра-тестов позволяет выяснить мотивы поведения отдельного индивидуума. Становятся очевидными причины его самооценки (сосуд в пустыне), его действий в сложных ситуациях (дождь в лесу) и пр.

Однако все эти выводы пока еще имеют поверхностный характер. Остается непонятным, какой именно индивидуальный стрессовый опыт толкает человека на подобные поступки и формирует в нем отношение к людям и ситуациям. Чтобы узнать истинные причины поведения клиента, необходимо продолжить логическую вертикаль.

Но торопиться, здесь не следует. После выполнения первого шага по всем интересующим нас пунктам нужно согласовать полученные ответы между собой. Иначе говоря, обнаружить логическую связь между ними (экра-логическое обоснование по горизонтали).

Только после этого можно приступить ко второму шагу, который концептуально ничем не отличается от первого. Однако в этом случае вопрос: «почему?» адресуется уже к результату, полученному после предыдущего шага.

Например: «почему большинство из нас основывается в реализации своих планов на помощи друзей и соратников, которым постоянно демонстрирует личное участие в их судьбах («Покровитель»)?» Несмотря на то, что вопрос несложный, ответы на него тоже могут быть разными. Один человек «не верит в то, что самостоятельно справиться с поставленной задачей», другой «старается преумножить свое влияние на происходящее». Людям, которым свойственны сомнения нужно «утвердиться в собственной правоте» и т.д. Наиболее общим для всех ответов является один: данный человек «не верит в то, что самостоятельно справиться с поставленной задачей».

Теперь, как и при выполнении первого шага, нужно идентифицировать центральную эмоцию клиента и мысленно уточнить для себя результат второго шага, сопоставив его с индивидуальной мотивацией поведения испытуемого. Для этого задается уточняющий вопрос: «в чем именно у тестируемого субъекта проявляется это неверие в свои силы?»

Поскольку «ничто человеческое никому не чуждо», любому из нас, в определенных ситуациях могут быть присущи реакции того или иного эмоционального типа. Клиент, как уже упоминалось, имеющий тенденцию «Правдоборца» всегда настроен агрессивно. Он ждет от окружающих какой-нибудь подвох. Поэтому предпочитает потенциальных врагов превращать в друзей. В ответ на его «бескорыстие», люди, имеющие большие возможности, чем он, просто вынуждены поддерживать данного человека из «чувства долга» перед ним. Любому эмоциональному типу, в том числе «Покровителю», может быть свойственна такая нетипичная для него тактика поведения. Однако и эта тенденция потенциально содержится в динамике его центральной эмоции.

Более типичным для «Покровителя» является желание не утратить влияния на своих подопечных. Ему кажется, что если другие в нем потеряют интерес, то перестанут ему помогать. В свою очередь, он не любит и не умеет продумывать детали происходящего. Он способен решать задачи на самом общем уровне. Поэтому без «соратников» этот человек чувствует себя крайне неуверенно.

Типы с настороженными тенденциями в центральной эмоции боятся, что, в случае отказа на просьбу, друзья от них отвернутся и, как следствие этого, они окажутся лицом к лицу со сложной проблемой, для решения которой нужно проявлять «напористость», а этого качества в характере у них нет. Напротив, их помощь другим сулит в дальнейшем безопасность в трудную минуту.

Люди, имеющие надежду на удачный результат (стрессовые тенденции «Спортсменов» и «Сомневающихся») нередко испытывают зависимость от мнения других. Они стараются завоевать признание. Чтобы самоутвердиться в собственных глазах эти люди всегда помогут в трудную минуту «нужному» человеку.

Второй шаг позволяет т.о. углубиться в индивидуальную мотивацию поведения испытуемого и проследить отдельные специфические тенденции его центральной эмоции. Этот шаг осуществляется на все том же автономном принципе по отношению к каждой логической вертикали. В конце всего этого процесса данного исследования нужно найти логическую связь между полученными результатами (экра-логическое обоснование по горизонтали).

Заключительным действием в экра-мотивационном анализе является третий шаг, который тоже по постановке вопроса не отличается от первого и второго, но адресация его направлена на результаты второго шага. Полученный при этом ответ должен учитывать результат первого шага, поскольку является уточнением вопроса, который ставили на протяжении всего исследования причин поведения.

Иначе говоря, алгоритм второго этапа представляет собой следующую пошаговую характеристику:

·         Первый шаг указывает наиболее общую причину психологического качества. Это концепция мотива поведения.

·         Второй шаг выявляет черту характера, из-за которой данный мотив поведения возник у испытуемого.

·         И, наконец, третий шаг конкретизирует причину поступков, которая была найдена в результате первого логического действия. Это окончательное умозаключение в экральном анализе называется: основание «мовере» или основное побуждение (от лат. movere - побуждение к действию).

Таким образом, третий шаг уточняет информацию, полученную еще на первом шаге, но вопрос: «почему?» обращен к результату второго шага.

Например, нас интересует: «почему некоторые люди могут утвердиться в собственной правоте и поверить в себя только, когда это одобряют их «соратники»? Этот вопрос мог бы быть адресован к результату второго шага, но в нем не учитывается информация, полученная на первом шаге: «заинтересован в сохранении бесконфликтных отношений с тем, кому не способен отказывать в просьбах, тем самым, демонстрируя, что никогда не нарушает данное им слово».

Чтобы правильно поставить вопрос третьего шага, нужно найти общую суть в этих предложениях. Вне всяких сомнений данный человек дорожит мнением некоторых людей и никогда не нарушает данных им обещаний. Например, можно сформулировать так: «почему каждый из нас, при определенных обстоятельствах, так дорожит мнением отдельных людей и ни в чем им не отказывает?»

Ответов тоже может быть несколько: «не может без этих людей обходиться», «боится их», «безмерно доверяет этим людям». Наиболее общей является формулировка: «не может без этих людей обходиться».

Теперь, как на первом и втором шагах ответ нужно уточнить сообразно характеристикам центральной эмоции испытуемого. Психолог снова идентифицирует состояние клиента и задает себе вопрос: «в чем именно это проявляется?»

Так, например, «Покровитель» не может обходиться без отдельных исполнителей, которые могут претворить в жизнь его цели. «Правдоборец» считает себя в безопасности, когда его поддерживают все заинтересованные в реализации определенной задачи люди. Настороженным клиентам нужна защита со стороны «сильных мира сего», а избыточное волнение в динамике центральной эмоции создает в человеке тенденцию к недооценке собственных возможностей. 

Такой анализ, если его осуществить по отношению к каждому тесту в отдельности, позволяет в три подэтапа полностью выяснить причину поведенческих реакций относительно стрессового опыта субъекта (основание «мовере»). Однако следует помнить, что после каждого шага экра-мотивационного анализа выстраивается логическая горизонталь. Т.о. весь психологический портрет обретает строгую логическую последовательность, в котором результаты исследования полностью связаны между собой.

 

 

 



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
НЦЭА(Киев)