<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>


Глава 2

Эмоции.

 

                                                          Полярность эмоций.

 

Какой бы список эмоций мы ни рассматривали, всегда обнаруживается одна интересная особенность: к любой положительной эмоции, которая переживается нами как приятная, можно подобрать соответствующую или, может быть, лучше сказать противоположную эмоцию, что и составляет так называемую полярность чувств и эмоций.

Этот механизм имеет особое значение для исследования мотивов поведения на основе экрального анализа. Всякая эмоция включает в себя тенденции крайних градаций, выраженные в той или иной степени. Чтобы их проанализировать, необходимо знать, как они проявляют себя в максимальном виде.  В этой связи можно выделить крайние градации эмоций, возникающие в момент сильных стрессов.

В экральном анализе рассматриваются четыре полярные состояния, стимулирующие действия людей и животных. К ним относятся:

1.             агрессия – необходимость преодолеть или уничтожить препятствие;

2.             тревожность – немедленный уход от стрессора;

3.             безысходность – невозможность предпринять какое-либо решение, выжидание более походящего момента;

4.             чувство радостного облегчения – задача завершена, угрозы больше нет.

В этих стрессовых состояниях возникают четыре самые сильные диаметрально противоположные эмоции. В экральном анализе они получили название диаметральных эмоций. К ним относятся:

Гнев       

Ужас       

Тоска     

Восторг  

Как показали клинические исследования и наблюдения за состояниями слушателей на семинарах, которые проводились в Научном центре экрального анализа, эти эмоции возникают у человека в результате пространственной деконцентрации ощущений как внутренних, так и внешних. В тренинге деконцентрации ощущений, описанном выше, неоднократная систематизация данных интроспективного анализа состояний различных участников позволяет заметить, что при выполнении упражнений у них возникали похожие ощущения, которые соответствовали одним и тем же эмоциональным переживаниям. При этом максимальная активность проявлялась по-разному:

·        При вертикальной центростремительной деконцентрации  соответствовала ужасу.

Такое состояние мы хотели бы обозначить как чрезвычайно сильную боязнь пространства. Возможно, она сформировалась на заре развития эмоциональных предпочтений, и берет свое начало из животного мира. Так не исключено, что некое древнее живое существо, сходное по определенным своим психическим качествам с человеком, испытывало страх перед тем, что могло погубить его. Это были объекты, превышающие его своими размерами.

Тибулл утверждал: «Primum in mundo fecit deus timorem» («Первым Бог создал в мире страх» (лат.).). Эта эмоция страха для человека является также источником эстетического творчества. Ужас, как крайнее проявление страха, присутствует  в психическом отношении некоторых народов к космосу. Тогда как стремление к эмпатии обусловлено счастливым, доверчивым отношением людей к явлениям внешнего мира, стремление к абстрагированию жизненных явлений - следствие великой внутренней тревоги человека, оно соответствует в сфере религии яркой трансцендентальной окрашенности всех представлений.

·         При горизонтальной центростремительной деконцентрации возникает тоска.

Эта эмоция является максимальным проявлением грусти. Той самой грусти, которая может быть вызвана у человека глубокими размышлениями о жизни. Обычно ее провоцирует зрительная деконцентрация на ширине обозримого пространства. «Степь широкая…» вызывает грусть, как и созерцание широты горизонта на берегу моря.

Возможно, как и эмоция страха, она происходит из эволюционно более древнего мира животных. Если живое существо не знает направления, в котором ему надлежит двигаться дальше, оно впадает в состояние ступора. Внутренние противоречия заставляют его искать выход. В том случае, когда поиск не приносит ожидаемого результата, горизонтальная деконцентрация нарастает. Грусть активизируется до состояния тоски.

·        При линейной центробежной деконцентрации возникает гнев.

Данная эмоция вызвана противостоянием внешнего пространства одновременному нарастанию внутреннего сопротивления. Это связано с необходимостью преодоления чего-либо. Злость, возникающая из-за препятствия, может превратиться в гнев, если процесс внутреннего сопротивления не прекратить.

·        При круговой центробежной возникает восторг.

Он связан с ощущением «свободы», отсутствием препятствия как такового. Еще одной его характеристикой является скорость, или, если быть точнее – ускорение. Оно указывает на отсутствие любого сопротивления. Радость, возникающая при этом, может при увеличении скорости достичь состояния восторга. Это тоже, по-видимому, очень древнее чувство.

Самая большая сила модальной характеристики эмоции выражается ее диаметральной активностью. Страх в своем максимальном проявлении, как уже упоминалось, перерастает в ужас, злость в гнев, грусть в тоску, а радость в восторг.

Эти эмоции нетипичны для нормального состояния человека. Они возникают только в экстраординарных ситуациях. Поэтому в экральном анализе их рассматривают только как нулевую точку отсчета для определения силы эмоции. Единственной странностью здесь является то, что нулем принято считать самую высокую активность эмоции. Людям легче контролировать сильные состояния, чем слабые. Поэтому отсчет лучше начать в противоположном направлении: от большей активности в сторону меньшей.

Активность эмоции зависит от степени деконцентрации внимания на внутренних ощущениях, которые окрашивают ее. Чем ниже концентрация внимания на отдельных ощущениях, тем выше сила эмоции. Хотя, если убрать условия эксперимента то нельзя, с уверенностью сказать, что именно первично в восприятии человека: возникновение у него чувственных реакций, способствующих снижению концентрации внимания (в обычной жизненной ситуации этому может способствовать мнительность) или влияние внешнего стрессового стимула, провоцирующего у него рассеянное восприятие тех или иных явлений.

В любом случае, чтобы не стать жертвой своих чувственных стихий, эмоциональными процессами нужно уметь управлять. Они не должны доходить до полярных или, иначе говоря, диаметральных состояний. Овладеть этой возможностью и позволяет тренинг концентрации и деконцентрации внимания. Во время его выполнения важно уметь контролировать активность, подвижность и другие качества эмоций, найденные на основе экрального анализа, на выявлении которых собственно и базируется этот метод.

             

                                                                   Качества эмоций.

 

Современные психологи различают, в основном, эмоции по их силе. Самые активные чувственные реакции называются аффектами.  Подобные состояния психики возникают  у людей в стрессовых ситуациях. Но деление эмоций только по их активности не рационально.

Предположим, некий неизвестный разбил витрину в магазине. Можно допустить с высокой вероятностью, что данный человек, если только он не сделал этого случайно, находился в состоянии аффекта. Несмотря ни на что, причина его поступка остается невыясненной. Неизвестный мог разбить витрину в гневе, ужасе, тоске или от восторга. Последующие действия этого человека будут зависеть не столько от силы, но и от  совершенно иной качественной характеристики его эмоций.

Если он зол, то будет защищаться. В состоянии страха сбежит. Находясь в тоске, этот человек не станет активно действовать, но будет мирно ожидать наказания. И, наконец, в эмоции восторга, неизвестный не только оплатит разбитую витрину, но, вполне возможно, устроит банкет для пострадавших за свой счет.

Следовательно, качество эмоции, определяющее мотивы поведения людей – это, в первую очередь, модальность. Термин модальность происходит от лат. modus мера, образ или способ. Он обозначает не количественное значение, а характер того или иного явления, его отличительные признаки и связи с другими объектами. Когда мы говорим о модальности эмоций, то подразумеваем специфику отношения к происходящему, выраженную определенной экзистенциальной окраской внутренних ощущений.

Понятие активности эмоции может рассматриваться только в связи с каждой модальностью отдельно и являться ее количественным показателем. Хотя, условно, сила эмоции тоже является ее качеством. Поскольку от нее зависит степень концентрации внимания на стрессовом раздражителе.

Активность (силу эмоции) не нужно путать с другими показателями модальностей, которые использует в своем понятийном арсенале метод экрального анализа: подвижностью, интенсивностью, напряжением и пр. Они тоже, в свою очередь, являются отдельными качествами эмоции, речь о которых пойдет ниже.

                         Активность или сила возбуждения эмоции.

Как уже упоминалось, активность зависит от деконцентрации внимания в каком-то пространственном диапазоне (чем она больше, тем выше активность). Но одной лишь деконцнтрацией ощущений достичь диаметральных эмоций трудно. Необходимы реальные стрессы, которые бы максимально тонизировали активность психических состояний. Сила эмоции, как уже упоминалось, и называется ее активностью. Это еще одно ее качество, используемое для выявления мотивов поведения человека на основе экрального анализа.

  

 Активность эмоционального оттенка – это степень его приближения по своей силе к состоянию диаметральной эмоции.

 

  Для удобства в измерении четырех полярных эмоций активность в экральном анализе принято делить на два уровня, причем на первом она выше, чем на втором.

К первому уровню, на котором активность немного слабее, чем у диаметральной эмоции, относится злость, страх, грусть и радость. Этот уровень активности стимулирует у человека ответные действия. В злости он преодолевает препятствие, в страхе убегает, в состоянии грусти отказывается от каких-либо действий и ждет подходящий для них момент, в радостной эмоции снимает задачу и не думает о проблеме. 

Ко второму, менее активному, чем первый уровню относится раздраженность, настороженность, неудовлетворенность, волнение (надежда на удачный результат). Эти эмоции мобилизуют человека, хотя и не стимулируют в нем немедленных действий.

Так в состоянии раздраженности имеет место только внутренняя готовность к преодолению препятствия, а не само преодоление. Будучи настороженными, мы не станем убегать от опасности. Эмоция неудовлетворенности не приводит к немедленному отказу от выполняемой задачи. И, наконец, волнение – это только надежда на положительный исход проблемы.

Каждый уровень активности имеет три степени. Самая высокая первая степень. Она говорит о некотором преувеличении силы эмоциональной реакции на данном уровне. Такие состояния первого уровня и, одновременно, первой степени активности как сильная злость, сильный страх, сильная грусть и большая радость очень близки к диаметральным эмоциям. Разница между ними и диаметральными эмоциями в том, что первыми все-таки можно управлять, а вторыми нет.

Сильная раздраженность, сильная настороженность, сильная неудовлетворенность и сильное волнение - хотя и скрытые, но очень активные эмоции первой степени второго уровня активности. Эти состояния четко указывают сознанию на характеристики стимула их побудившего.

Так в состоянии сильной раздраженности человек точно знает, из-за чего она у него возникла. Сильная настороженность тоже вызвана вполне осознанной опасностью. Сильная неудовлетворенность, как и эмоция волнения такой же активности, связаны с пониманием причины их побудившей.

Вторая степень активности, как бы нейтральная, она полностью отвечает активности уровня, на котором появляется. В злости (первый уровень вторая степень) человек преодолевает препятствие, а в раздраженности (второй уровень вторая степень) его обнаруживает; в страхе он ретируется от опасности, в настороженном состоянии готовится к бегству; в грусти – «опускает руки», в неудовлетворенном настроении испытывает неприязнь к тому, что делает. В радости люди не думают о проблемах, в волнении ожидают результат, надеясь, что он будет хорошим.

Третья степень самая слабая. Она преуменьшает активность эмоции. Это спокойные состояния. В слабой злости (первый уровень третья степень) человек не нервничает. Он просто делает свое дело. В эмоции слабого страха люди не убегают от опасности, но избегают ее или уходят от нее. Это же касается и незначительной грусти. В этом состоянии человек о чем-то думает и отдыхает от дел. Эмоция слабой радости – это облегчение, возникающее после исчезновения проблемы.

Что касается слабой раздраженности (второй уровень третья степень), слабой настороженности, слабой неудовлетворенности и слабого волнения – это неконтролируемые сознанием эмоциональные оттенки. Человек не обращает на них никакого внимания. Они напоминают собой смутное предчувствие чего-то пока неопределенного. В исследовании мотивов поведения на основе экрального анализа активность третьей степени на втором уровне называют «зоной отчуждения эмоций» (см. табл. № 2):

 

Интересен тот факт, что чем активность ближе к «условной линии экватора» (см. табл. № 2), тем эмоция лучше управляется сознанием человека. И, наоборот, эмоции близкие к в «зоне отчуждения», как и чувства близкие к диаметральным состояниям по своей активности тяжелее нам контролировать. Иначе говоря, легче изменять среднюю активность, чем сильную или слабую.

Чтобы развить в себе способность к управлению собственными эмоциями, во время упражнений по деконцентрации ощущений, следует обращать внимание на показатели активности каждой модальности. В зависимости от активности эмоции одной и той же модальности меняют свои качественные характеристики.

Так сильный страх отличается от страха или слабого страха. Тем более, от сильной настороженности или этой же эмоции на втором уровне с третьей степенью активности и т.д. Чтобы выявить эти отличия, их нужно сопоставить с соответствующими им мотивами поведения. Специально разработанная для экрального анализа схема позволяет с большой достоверностью определить не только уровень, но и степень каждой эмоциональной модальности. Эти состояния подлежат описанию по следующим трем пунктам:

1.       Побуждения, которые более всего соответствуют данной силе возбуждения той или иной эмоции. Так сильный страх провоцирует человека на бегство, страх заставляет искать возможность избегания опасности, слабый страх побуждает при виде, к примеру, пьяного человека, перейти на другую сторону, сильная настороженность мобилизует внутренние резервы, заставляет задуматься об опасности, настороженность – смутное предчувствие неприятности и т.п.

2.       Примеры ситуаций, которые уже возникали ранее и соответствуют данной силе эмоционального состояния. Это могут быть примеры из личной, деловой жизни, недавние или из далекого прошлого. Иначе говоря, любые события, которые сами всплывают в памяти.

3.       Остаточная концентрация внимания на ощущениях, в соответствии с каждой степенью активности. Здесь нужно описать те ощущения в своем теле, на которых внимание, несмотря на его рассеянность, во время проведения упражнения по деконцентрации все-таки задерживалось. Например, напряжения мышц живота, в состоянии злости или «ком в горле», вызванный сильным страхом и т.п.

Такого рода описательный анализ укрепляет и развивает память эмоций и ощущений. Это позволят экра-аналитику на последующих этапах тренировки произвольно воссоздавать в себе эмоции различной степени активности. При идентификации эмоции другого человека, о которой мы будем говорить ниже, специально тренированная память эмоций и ощущений дает возможность безошибочно анализировать мотивы поведения клиента.

Кроме пространственной деконцентрации внимания эмоции содержат в себе и некоторые дискомфортные специфические ощущения. Анализ клинических наблюдений практикующих врачей терапевтов, который проводился специалистами по экральному анализу, а также врачами-клиницистами, показал, что противостояние страху у многих пациентов часто приводит к головной боли.

Длительное пребывание в этой эмоции - к угнетению центральной нервной системы больного. Попытка скрыть от окружающих свою тоску способствует нарушению дыхания. Постоянная депрессия у человека подвергает опасности заболевания его сердечно-сосудистую систему. Подавленный гнев часто нарушает нормальную функцию печени, провоцирует приступы боли у пациентов с хроническим гепатитом или желчнокаменной болезнью. Долгое пребывание в состоянии ярости увеличивает секрецию желчи и желудочного сока. Это может стать причиной гастрита, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки. Сдерживание себя от радости у многих пациентов провоцирует дискомфорт в области кишечника. И, наоборот, длительное пребывание в этом эмоциональном состоянии у некоторых женщин, во время менструации усиливает боль внизу живота.

Эти сведенья ярко иллюстрируют связь активности эмоций с силой ощущений. Следовательно, деконцентрация внимания не уменьшает силу ощущений, а только снижает контроль их модальных характеристик. Почувствовать изменение активности каждой эмоции можно, если медленно осуществлять деконцентрацию ощущений в одном направлении.

Чтобы глубоко проанализировать свои реакции, их следует описать в таблице № 3.

Табл. № 3.

 

ДЭ

 

Мотивация поведения и действия, к которым побуждает данная эмоция.

Участки наибольшей локализации ощущений внутри тела.

Примеры 2х – 3х ситуаций, в которых возникала такая эмоция.

ТОСКА

 

(горизонтальная деконцентрация, ощущения внутреннего сжатия , «уход в себя», полное отсутствие желания действовать, Локализация в солнечном сплетении).

 

 

 

 

Подавленность, чувство безысходности, желание отстраниться от происходящего.

 

 

 

Ком в горле, чувство сдавливания в груди.

 

 

 

Потеря близкого человека, безвыходная ситуация.

УЖАС

 

(вертикальная деконцентрация, сжатия , «уход в себя», бегство, локализация в вверху груди).

 

 

 

 

 

Паническое бегство.

 

 

 

Ощущение сильного сжатия в области сердца.

 

 

 

Угроза жизни, известие о смерти близкого человека.

ГНЕВ

                         

(сброс,  желание действовать, локализация в животе).

 

 

 

Ненависть.

 

 

Напряжение всех мышц, ощущение горечи в желудке.

 

 

Драка, разрушение всего вокруг.

ВОСТОРГ

                    

(выплеск,  нет желания Действовать, локализация в горле).

 

 

 

Желание объять весь мир, всех любить.

 

 

Чувство избытка воздуха в груди, сильного сердцебиения.

 

 

Опасность для жизни миновала. Удалось спасти кого-то.

Недиаметральные эмоции - контролируемые состояния психики.

Сложная гамма эмоций возникает за счет комплекса оттенков различных диаметральных эмоций. Это происходит потому, что при отсутствии сильных стрессов мы не испытываем крайние эмоции, но некоторые их следы соединяются в единое переживание. Они представляют собой, если руководствоваться термином экрального анализа, так называемые недиаметральные эмоции. Эти состояния более спокойны, чем стрессовые и содержат в себе сложную информацию. К ним относятся: тревожность, неприязнь, ожидание приятного или неприятного события.

Оттенки этих переживаний имеют разную степень активности. Если использовать термины экрального анализа, их следует называть эмоциональными оттенками.

Эмоциональный оттенок – это след от ослабленной диаметральной эмоции. Он содержит в себе такую же модальную характеристику, как и диаметральная эмоция, определенную степень активности и строгую позицию в последовательности с другими оттенками недиаметральной эмоции (в начале более сильный оттенок, затем слабее и  т.д.).

Последовательность эмоциональных оттенков, связанная с постепенным снижением их активности, нарушается, когда недиаметральная эмоция обретает амбивалентный характер. Например: удивление, растерянность, суетливость, паника и пр. В этих эмоциях, минимум два оттенка обладают одинаковым уровнем и степенью активности:

·         Сильная неудовлетворенность на фоне сильной настороженности, с оттенком волнения – удивление;

·         Сильная настороженность на фоне сильного волнения, с оттенком неудовлетворенности – растерянность;

·         Сильное волнение на фоне сильной раздраженности, с оттенком настороженности – суетливость;

·         Страх на фоне злости, с оттенком сильного волнения – паника.

Такие эмоции не являются типичными для большинства ситуаций. Они возникают редко и ненадолго. Обычные недиаметральные эмоции всегда имеют строгую последовательность снижения активности оттенков, при этом каждый из них отличается от других своей силой.

Например: слабая грусть на фоне сильной настороженности, с оттенком волнения – эмоция ожидания неприятного события, в которой присутствует смутная надежда, что этого не произойдет.

Запись недиаметральной эмоции в экральном анализе осуществляется в виде последовательного изображения символов оттенков различной модальности. При этом более активный оттенок ставят впереди, за ним слабее и т. д. Уровень активности эмоционального оттенка указан перед символом внизу слева; степень - справа от него вверху (см. рис.1.). Перед последним оттенком ставится отделительная черта, которая указывает, что данная эмоция находится в зоне отчуждения. Она не участвует в формировании чувственного отношения субъекта к происходящему. В зоне отчуждения любой оттенок имеет постоянную активность: второй уровень, третья степень. Поэтому цифровые обозначения здесь не нужны.

                                                  

                рис. 1.

Данную последовательность оттенков следует читать так: слабый страх (первый символ) на фоне сильной неудовлетворенности (второй символ), с оттенком раздраженности (третий символ). Первый оттенок обозначает действие, переживаемое, как избегание неприятности, второй – причину этого. В данном случае – невозможность предпринять что-либо другое. Третий оттенок сдерживает активность первого. Он указывает на неосознанное желание субъекта отразить опасность ответным нападением. Такая эмоция может возникнуть, когда человек пытается уйти от конфликта. 

Всякая недиаметральная эмоция проявляется как единое переживание, имеющее в восприятии цельный характер. Человек не чувствует каждый оттенок отдельно. Из-за этого возникает сложность в анализе такого состояния. Тем не менее, недиаметральные эмоции, имеющие много оттенков, сознанию легче держать под контролем, чем высоко активную эмоцию одной модальности. Так, например, легче сдерживать слабый страх на фоне сильной неудовлетворенности, с оттенком раздраженности, чем просто сильный страх.

Чтобы научиться понимать значение каждой недиаметральной эмоции нужно, путем длительных тренировок, обрести навык выявления последовательности эмоциональных оттенков, каждый из которых, выражаясь языком экрального анализа, занимает свою позициюй.

 

Чтобы правильно выполнить эту задачу, следует помнить, что эмоциональный оттенок на первой позиции может быть только первого уровня активности трех ее степеней. Оттенок на этом месте указывает на основную модальность всей недиаметральной эмоции (основная позиция). В данном случае это эмоция страха (рис. 3).

  


 

Позицией эмоционального оттенка называется его место в последовательности с другими оттенками недиаметральной эмоции.

Термин основная позиция, как и все последующие предлагаемые нами новые термины, были также специально введены для обозначения понятийного аппарата экрального анализа. Ниже эти термины будут выделены жирным шрифтом курсивом.

Оттенок второй позиции является фоновым или направляющим. Он указывает на причину первой модальности. В предлагаемом примере страх возникает из-за неудовлетворенности. На фоновой позиции активность не может опускаться ниже первой степени второго уровня, хотя может быть выше, но не выше активности первого оттенка (если эмоция не амбивалентна).

И, наконец, третья позиция имеет сдерживающий характер. Ее активность, как уже упоминалось, противостоит первому эмоциональному оттенку, сдерживая его силу. Активность третьего оттенка не бывает слабее второй степени второго уровня, хотя, в редких случаях, может быть выше этого показателя, но не выше, чем у оттенка на второй позиции. В нашем примере это раздраженность.

Чтобы проанализировать свою собственную недиаметральную эмоцию нужно сосредоточиться на солнечном сплетении и, затем рассредоточить свое внимание во всем теле, соотнося при этом степени активности эмоциональных оттенков при деконцентрации различных внутренних ощущений.

Для удобства лучше сначала описать свои состояния, в предлагаемой нами таблице № 4. Затем можно сверить эти описания с теми значениями, которые содержаться в таблицах № 1, 2. На этом основании выявить уровень и степень активности эмоциональных оттенков на каждой из позиций собственной недиаметральной эмоции.

Табл. № 4.

 

НДЭ

 

Мотивация

Участки локализации ощущений

Примеры 2х – 3х ситуаций.

Грусть,

 

 

эмоциональная неудовлетворенность

 

  
Ничего не хочется делать,
 

 

Не перспективная деятельность.

Тяжесть в животе,

 

 

Ощущение кома в солнечном сплетении.

Безвыходное положение,

 

 

 

Разочарование.

Страх,

 

 

 

Настороженность

   

Хочется уйти или скрыться из виду,

 

 

Желание не приближаться.

Дыхание замирает,

 

Ощущение сжатия в солнечном сплетении.

Реально угрожающая опасность,

 

 

Недоверие к чему-либо.

Злость,

 

 

раздраженность

   
Желание преодолеть что-либо,

 

Что-то мешает или не дает сосредоточиться.

Напряжение мышц живота,

 

 

Неприятный ком в животе. 

Конфликт,

 

 

 

Обида на друга.

Радость,

 

 

Волнение

  
Чувство удачного завершения,

 

 

Надежда.

Ощущение подъема и воздуха в груди,

 

Учащенное дыхание и сердцебиение

Хорошее известие,

 

 

Предвкушение удачи.

 

Хронический стресс психологической  самозащиты. Центральная эмоция.

Любой человек, в процессе накопления жизненного опыта, сталкивается с различными стрессами и дистрессами. Некоторые из них помогают ему разобраться в проблемах, другие мешают. Воррингер был убежден, что потребность человека к одухотворению дополняется его противоположным стремлением к абстракции, исходящим из чувства страха и беспокойства как источника творчества.

Только несведущий человек может вообразить, что ученый или писатель руководствуется исключительно «мозгами». На самом деле процесс творчества происходит всеми внутренностями его организма, со всеми вытекающими отсюда физиологическими последствиями: учащенным сердцебиением, повышением давления, всевозможными гримасами тела и души.

Посмотрите в зоопарке, с каким самозабвением обезьяна пытается достать с помощью ветки подвешенный к потолку банан – не такие же муки творчества испытывает ли шахматист, решающий сложную этюдную задачу? Или врач, устанавливающий контакт с больным? Или мужчина, который пытается понять женщину, а та, в свою очередь его? Еще более впечатляюще действует на человека замысел Творца природы и разума.

Без умения идентифицировать и понимать чувственные состояния окружающих, не представлялось бы возможным понять логику их побуждений. Эмоция это информационный носитель. Какова эмоция такая и направленность мыслей.

Способность к эмпатии – продукт длительной стрессовой активности. Дискомфорт, напротив, заставляет нас абстрагироваться от проблемы и думать о ней, в общем. Неосознанность механизмов такого реагирования определяет зависимость качества переживания человека от его индивидуального опыта и врожденной способности к восприятию.

Если, к примеру, нам нравится человек, то мы пытаемся проникнуться его отношением к происходящему, поставить себя на его место. В том случае, когда нас пугает ход его мысли, мы моментально «закрываемся», теряя способность к эмпатии. Это происходит непроизвольно, можно сказать «автоматически». Многое из того, что не понимают люди, связано, не с их неумением это сделать, а с их инстинктивным страхом перед сложным и непонятным явлением.

Поэтому стрессовый опыт, порою кажущийся нам важным жизненным приобретением, не следует путать с мудростью, полученной нами в результате сознательных выводов, а не инстинктивного страха перед нежелательным исходом.

Хотя, если смотреть на данную проблему шире, то и в бессознательно накопленной информации есть своя мудрость. Но она всегда связана с необходимостью в личной самозащите. Эта врожденная реакция, проявляется во всех «фибрах» нашего тела. Эмоции, порожденные потребностью в самосохранении, лежат в основе человеческой страсти. В ней сокрыта огромная сила и есть своя первозданная красота. Но есть и опасность. Необузданное животное, живущее в каждом из нас, может запросто уничтожить и окружающих, даже очень близких и дорогих, и нас самих, если дать ему волю.

Возникающие такого рода побуждения Фрейд выразительно сравнил с бурлящим котлом темного подсознания, где возникают самые разнообразные инстинктивные порывы, аппетиты и желания. Именно в этой адской кастрюле зарождаются фантастические видения, претворяющиеся затем в великие произведения искусства и творческие замыслы. Будучи иррациональными, они, как дикие звери, противятся дрессуре.

Но, чтобы не натворить глупостей неосознанные желания нужно как-то контролировать. На протяжении всего своего исторического развития людей пугает власть бессознательных страстей. Они ощущают опасность, скрытую в тайных побуждениях, которые заставляют их любить и ненавидеть, добиваться сексуального обладания и насиловать, воевать и убивать, исполняться, честолюбивым стремлением покорить мир и вознестись над другими.

Мы осознаем, что скрытые в таких страстях тенденции разрушительны как для окружающих, так и для нас самих. Люди предусмотрительно опасаются своих инстинктов, в которых угадывают возможность творить не только добро, но и зло. Это приводит к постоянной борьбе человека с самим собой. Так возникло сознание и воля. При особой необходимости мы способны превозмочь в себе боль и страдания, добиваясь намеченной цели.

Но в обыденной жизни каждый из нас всячески старается защитить себя от неприятностей. Человек постоянно «увиливает» от отрицательных эмоций, ориентируясь на положительные чувства. В результате такого избегания проблем у каждого из нас формируется основной блок индивидуальных чувственных реакций, имеющий защитный характер, которого мы, неосознанно для себя придерживаемся в разных жизненных ситуациях. Как показывают результаты исследований проведенных в Научном центре экрального анализа, в нем есть одна – две эмоции, возникающие чаще других. Но, как правило, у любого человека формируется только одна эмоция самозащиты. В экральном анализе ее принято называть «центральной  эмоцией»

Центральная эмоция - это состояние душевного покоя у человека при равновесии его побудительных стремлений. Она характеризуется эмоциональным оттенком  на второй (направляющей) позиции, который относится к одной из трех модальностей второго уровня активности первой степени: сильной раздраженности, сильного волнения или сильной настороженности.

В спокойном состоянии человек расслабляется. Он не осуществляет каких-либо действий. Субъект как бы чего-то ждет. Поэтому любую спокойную эмоцию, в том числе центральную, можно характеризовать как чувство выжидания (грусть). Но грусть бывает разная:

·         В эмоции грусти на фоне сильной раздраженности существует внутренняя готовность человека напасть на обидчика. Люди с такой центральной эмоцией успокаиваются и чувствуют себя в безопасности, только когда имеют реальное влияние на происходящие события (см. рис. 2).

                                                                

                           рис. 2.              

                                                                                                                                                                        

На рисунке мы видим слабую грусть, которая обозначена первым символом - 

                    3

    1                                                                                                                    

Данная эмоция возникла «на фоне» сильной раздраженности –    

            1

   2   

Эта запись обозначает, что данный символ на второй позиции.     

 

·         Грусть на фоне сильного волнения стимулирует в людях надежду. Человек с такой центральной эмоцией ни в чем до конца не уверен. Он только надеется на удачное завершение проблем (см. рис. 3).

                                          

                                   рис. 3.

 

На этом рисунке мы, опять же, видим слабую грусть, которая обозначена первым символом -                 

          3   

Данная эмоция, теперь уже, возникла «на фоне» сильного волнения

                  1

    2    

Если грусть в человеке чаще всего возникает на фоне настороженности, она говорит о неисчезающем у него предчувствии опасности, даже в самом спокойном состоянии. Люди с такой центральной эмоцией боятся быть обманутыми. Они полностью никому не могут довериться (см. рис. 4).

 

                   3           1        2

                          

       1         2              2          

                             рис. 4.

На этом рисунке слабая грусть, которая обозначена первым символом -          3   

                                                                                                                               1 

Эта эмоция  возникла «на фоне» сильной настороженности

                 1

    2  

Центральная эмоция (ЦЭ) человека фактически указывает на ту грусть, к которой он белее всего склонен, в связи с запомнившимися ему стрессовыми переживаниями. Второй оттенок (направляющей позиции) центральной эмоции хоть и слабее первого, имеет для нас в ЦЭ решающее значение. Он создает некий «эмоциональный фон» для спокойной грусти у каждого человека. Этот эмоциональный оттенок как бы направляет ожидания, свойственные данному субъекту в определенное русло. Иначе говоря, указывает причину (мотив) ожидания, связанного с прежними стрессами. Это своего рода готовность к самообороне, «исходное положение», из которого каждому из нас удобней всего приступить к решительным действиям. Так у настороженных людей чаще, чем у других возникает необходимость в избегании неприятностей; у агрессивных – в нападении на обидчика; у «надеющихся» – в ожидании благополучного завершения.

Третий оттенок ЦЭ сдерживает активность грусти, как бы удерживает ее в пределах слабой эмоции ожидания. Он также направляет (указывает на причину возникновения) оттенок второй позиции. Активность на сдерживающей позиции всегда равна второму уровню третьей степени.

Если это настороженность (см. рис. 2), то смутное предчувствие опасности заставляет человека с одной стороны не предпринимать решительных действий, с другой стороны не выдавать своих эмоций окружающим.

В том случае, когда на сдерживающей позиции раздраженность (см. рис. 8), речь идет о внутреннем беспокойстве, желании что-то предпринять, но пока еще неосознанном. Этот оттенок тоже не ведет к осуществлению активных действий и заставляет человека на время затаиться.

Волнение на третьем месте говорит о смутной надежде, которая ни чем не обоснована. Человек как бы ждет, что ему помогут, но он не понимает, как это произойдет. Он бездействует. Надежда, в свою очередь его успокаивает, благодаря чему грусть не активизируется (см. рис. 5). 

                                                                    

                                              рис. 5.

Анализ центральной эмоции, в особенности последовательности второй и третьей позиций указывает экра-аналитику на эмоциональный тип стрессовой реакции индивидуума. Этот термин также применим в специфике экрального анализа. Он обозначает основную защитную стратегию человека, определяемую его неосознанным эмоциональным поведением.

ЦЭ у любого субъекта непостоянна. Она возникает у него периодически, но довольно часто, поскольку характеризует его чувство покоя и душевного равновесия. Благодаря этому обстоятельству у каждого из нас выстраивается собственное эмоционально окрашенное отношение к жизни и своя «логика» мышления, которой мы объясняем совершаемые нами поступки. Но это только стрессовый опыт нерешенных в прошлом проблем, от которых, неосознанно, мы пытаемся защититься и в будущем.

ЦЭ  может не меняться на протяжении всей жизни человека, а может внезапно измениться под воздействием очень сильного нового стресса. В этом случае происходит «крушение» прежних стереотипов и выстраивается новая жизненная позиция.  Бывает так, что люди сами корректируют свою стрессовую установку. Но это непростой и длительный сознательно-волевой процесс, связанный с постоянным контролем собственного рефлекторного поведения, об особенностях которого мы расскажем ниже.

Типичные и нетипичные эмоции.

 

Для правильного анализа скрытой мотивации последующих поступков человека, во время эмоционального контакта с ним, огромное значение имеет еще одно специфическое качество. В экральном анализе оно имеет название типичность эмоций. Когда мы адекватно воспринимаем ситуацию, наши реакции типичны. Они соответствуют нормальному пониманию происходящего. Иногда человек «выходит из себя», нервничает, плохо контролирует свои действия, но если это соответствует происходящему событию, окружающие оправдывают его поведение, считая его вполне типичным.

Однако одни и те же стереотипные реакции не могут быть всегда одинаково пригодными. Поэтому аффективные эмоции, сложившиеся в эволюции для разрешения наиболее часто встречающихся затруднений, оправдывают себя лишь в типичных для них биологических условиях.

Именно этим объясняется часто наблюдаемая бессмысленность или даже вредность действий живого существа, управляемых его эмоциями. Так, бесполезными являются усилия птицы, бьющейся в помещении об оконное стекло, хотя в естественных условиях именно свет означал бы для нее свободу. Подобно этому принципу часто действия людей теряют свою адекватность. Так оператор, покидающий во время аварии ничем ему не угрожающий пульт управления (Гуревич, 1965), мог, очевидно, избрать более правильное решение, если охвативший его аффект не вынудил бы этого человека поступить по сложившемуся на протяжении миллионов лет правилу: немедленно удаляться от всего, что вызывает страх.

Как показывают наблюдения психологов, эмоции, прежде всего, организуют некоторую функциональную активность человека, отвлекая на нее его силы и внимание, что, естественно, может помешать нормальному протеканию проводимой в тот же момент другой деятельности. Поэтому сама по себе эмоция не дезорганизует наше восприятие действительности, все зависит от условий, в которых она возникает.

Даже такая грубая биологическая реакция, как аффект, при определенных обстоятельствах может оказаться полезной, например, когда от серьезной опасности живому существу приходится спасаться, полагаясь исключительно на свою физическую силу и выносливость. Это значит, что нарушение деятельности является не прямым, а побочным проявлением эмоций. Иначе говоря, в положении о функции эмоций в дезорганизации продуктивных действий и мышления человека, которая рассматривается многими авторами (Э. Клапаред; Pieron и др.) столько же правды, сколько, к примеру, в утверждении, что праздничная демонстрация выполняет функцию задержки автотранспорта.

На этом же основании не может быть оправдано и альтернативное противопоставление полезности и вредности эмоций, зародившееся еще в дискуссиях стоиков и эпикурейцев, воспроизводимое в современной психологии противопоставлением «мотивационных» и «дезорганизационных» теорий (Leeper; Arnold.).

Эмоции не следует разделять как «полезные» и «вредные». На наш взгляд их нужно отличать по адекватности в отношении сложившихся условий. При этом ведущими характеристиками эмоций, в подобной классификации, не являются ни их активность, ни превалирующая модальность первого оттенка. Значение имеет лишь то, насколько данное состояние в целом оправдывает себя в отношении вызвавшего его стрессора. Если, к примеру, страх спровоцирован реальной опасностью, то он вполне типичен, особенно, если речь идет о женщине или ребенке. Если угрозы как таковой нет, но человек мнительный и поэтому сам себе внушает тревогу, эмоцию, хотя она вполне естественна для данного индивидуума, типичной считать не следует. Это состояние неадекватно и вызвано болезненным (измененным) восприятием субъекта.

В этой связи, осуществляя исследование мотивов поведения на основе экрального анализа, к типичным эмоциям можно отнести только адекватные реакции человека. Они в общепринятом (инициированном) понимании окружающих характеризуют его отношение к происходящему, психологические особенности индивидуума и ситуацию, в которой он прибывает.

Исходя из специфических характеристик восприятия разных людей, типичные эмоции для выполнения экрального анализа, можно условно классифицировать примерно так:

·       Мужские эмоции  (стойкие, обладают малой интенсивностью);

·       Женские (подвижные, высоко интенсивны);

·       Незрелые (детские – очень подвижны).

Мужчины реже, чем женщины испытывают амбивалентные эмоции. Если у женщин в опасной ситуации наиболее частой реакцией является паника, то у представителей сильной половины – страх.

Мужские эмоции стойкие и продолжительные во времени. Из-за их низкой интенсивности (большой разницы в активности оттенков) для эмоционального переключения представители сильной половины затрачивают много энергии. Это связано с гормональными особенностями мужского организма. Высокие эмоциональные нагрузки для мужчин опасней, чем для женщин. Мужчины чаще страдают болезнями сердца, сосудов, легких, соответственно, их старость в большей мере омрачена этими недугами. Вообще среди причин смерти представительницы слабого пола лидируют только в 6 категориях, из которых 2 сугубо женских — рак груди, беременность и роды.

«Организм мужчины — на удивление хрупкая конструкция» — считает Барбара Бретт Калбен, которая на протяжении 3 лет анализировала причины низкой продолжительности жизни у мужчин. «Это проявляется в первую очередь на гормональном уровне». Дело в том, что основные «гормоны женственности» — ЭСТРОГЕНЫ — защищают организм женщины. Тогда как главный гормон мужчин — ТЕСТОСТЕРОН — оказывает на человека в большей степени разрушительное действие. «На данный момент нет никаких шансов на то, что продолжительность жизни мужчин и женщин уравняется» — говорит доктор Калбен. «Весь животный мир живет по аналогичным законам: у приматов, животных, рыб, даже у кольчатых червей особи женского пола живут дольше». 

Видимо отсутствие мужской физической силы и связанный с этим низкий энергетический метаболизм компенсируется у женщин высокой интенсивностью эмоций (минимальной разницей в активности эмоциональных оттенков на трех позициях недиаметральной эмоции), которая обеспечивает их быструю изменчивость.

Согласно некоторым представлениям частые эмоциональные перепады, которые в большей степени свойственны женщинам, поскольку они повышают давление крови, опасны для их здоровья. Однако эта точка зрения не подтверждается многими исследованиями. У женщин сердце меньше размером и бьется быстрее. У мужчин оно в среднем совершает 72 удара в минуту, у женщин — 90 ударов в минуту. Стенки левой сердечной камеры у женщин тоньше и эластичнее, чем у мужчин, поэтому повышенное кровяное давление для них менее опасно.

Незрелые эмоции возникают, в основном, у детей до 3-х летнего возраста. Их оттенки обладают высокой подвижностью. Сильно выражена тенденция перехода в диаметральные состояния. Если маленький ребенок только что смеялся, он может легко расплакаться из-за пустяка и, наоборот, разозлиться или обрадоваться какой-нибудь мелочи, забыв о своей недавней печали. Дети быстро переключаются. Это обстоятельство обеспечивает им защиту от стрессов в раннем возрасте, с учетом периодически воздействующих на них в жизни новых, нередко опасных, раздражающих факторов. Поэтому наиболее типичные эмоции для маленьких детей обладают одновременно высокой подвижностью оттенков, быстрой изменчивостью, при низкой интенсивности.

Кроме деления на мужские, женские и детские, типичные эмоции в экральном анализе условно подразделяют на естественные и неестественные. Первые возникают инстинктивно. Вторые человек вызывает в себе искусственно. Женщинам чаще, чем мужчинам свойственно пользоваться неестественными эмоциями, чтобы скрыть свое истинное отношение к происходящему.

Представим себе, что две подруги случайно встретились после долгой разлуки. Из-за неожиданности ситуации первые их эмоции будут естественными. Но когда они начнут рассказывать друг другу о своих достижениях, могут возникнуть отдельные моменты, которые одной из них захочется скрыть. В этом случае у нее неизбежны реакции подавления отдельных эмоциональных оттенков и искусственной стимуляции других, что способствует возникновению неискренних демонстративных чувств, типичных для данной женщины и ситуации, но неестественных по своему происхождению.

Неестественные  эмоции могут проявляться у актеров на сцене, когда им становится сложно вжиться в роль. Этим реакциям всегда присуща высокая интенсивность. Поскольку человеку приходится подавлять в себе естественные чувства и имитировать несуществующие, а это, в свою очередь, требует от него высоких энергетических затрат. С целью экономии сил, интенсивность эмоций, в этом случае, у людей возрастает. Следует заметить, что неестественные эмоции нестойки. Кроме того, их сложно сознательно контролировать.

В критических условиях, при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, травмирующих, чаще всего неожиданно сложившихся ситуаций, развивается особый вид эмоциональных процессов - так называемые аффекты (Я. М. Калашник).

Одно из функциональных проявлений аффекта заключается в том, что он навязывает субъекту стереотипные действия, представляющие собой определенный закрепившийся в эволюции способ «аварийного» разрешения ситуаций: бегство, оцепенение, агрессию и т. п. (Леонтьев, Судаков, 1978).

Известно, что и другие ситуативные эмоции, такие как возмущение, гордость, обида, ревность, тоже способны «навязать» человеку определенные поступки, причем даже когда они для него нежелательны. Это позволяет утверждать, что к эмоциональному разрешению ситуаций приводят не только аффекты и что данная функция свойственна более широкому классу эмоциональных явлений (Вилюнас, 1976, с. 124).

Нетипичные эмоции имеют неадекватный характер. Они возникают у людей в экстраординарных ситуациях. В своих качественных проявлениях это, чаще всего, диаметральные и амбивалентные эмоции. Последние не позволяют человеку принять какое-либо продуктивное решение. Если оттенок злости по активности, к примеру, стал равен страху, то живое существо не может предпочесть одно из двух противоположных действий: нападение, с целью преодоления опасности или бегство от нее. Амбивалентная эмоция часто приводит к панике.

Длительное пребывание человека в этом состоянии может вызвать у него серьезные психические нарушения. В частности у больных шизофренией амбивалентность ведет к нарушениям целостности «Я»: раздвоениям личности, деперсонализации и пр. Эти патологические реакции сознания у данных больных, возможно, носят защитный характер и избавляют их от навязчивых амбивалентных эмоций.

Нетипичные эмоции возникают не только у больных людей с нездоровой психикой. Временное «помутнение рассудка» свойственно любому человеку. Основным критерием нетипичной реакции является последующая за ней неадекватная форма поведения. Панику, растерянность, неожиданную агрессию, избыточное напряжение и сопротивление, также следует относить к подобным эмоциям людей.

 По критериям типичности эмоции исследование мотивов поведения на основе экрального анализа позволяет судить: кому именно, и в какой ситуации она больше присуща та или иная эмоция. К примеру, неконтролируемая обида, типична для ребенка 2х- 3х летнего возраста, когда у него отняли игрушку или не дали то, что он просил, если только мы не имеем дело с очень расстроенным или психически нездоровым человеком. В этом случае уже имеет место нетипичная эмоция.

В экральном анализе типичность эмоциональных реакций позволяет выяснить скрытую тенденцию поведения, связанную с пережитыми ранее стрессами и дистрессами людей. Ниже, мы затронем эту тему, расскажем о причинах и механизмах формирования так называемой «центральной эмоции» человека.

Ее исследование с помощью экрального анализа дает возможность создать психологический портрет клиента и прогнозировать его дальнейшие действия. Психологическая самозащита, построенная на базе этого состояния, часто приводит к нетипичной динамике эмоций, которую можно проанализировать только на основе понимания индивидуальных особенностей стрессового опыта человека.

 

 

Виды психологической защиты и соответствующие им эмоциональные типы людей.

 

У любого человека на основе центральной эмоции, как уже упоминалось, выстраивается наиболее подходящая для него защитная реакция. Она возникает в различных ситуациях автоматически. По утверждению Юнга, каждый из нас несет в себе свою форму жизни, ту неподдающуюся определению форму, которую невозможно вытеснить другой. Эта форма жизни, истинное «Я», охватывает глубины человеческого разума, проникая далеко за пределы обыденного сознания. Отыскать самого себя можно, только соединив сознательное «Я» с различными уровнями подсознания.  

Однако человеку свойственно периодически терять контроль над своими действиями. В этом случае его поведение носит автоматический характер. Такого рода самозащита сформировалась в результате какого-то неправильного вывода вынесенного из проблемы, с которой данный человек так и не смог справится. Но желание не оказаться в подобной ситуации повторно заставляет нас противиться всему в жизни, что как-то может приблизить решение такой проблемы.

В функциональном плане можно представить себе подсознание как огромный доисторический склад, хранящий разнообразное психическое содержимое. Может быть, это даже не склад, а скорее биологическая машина – джинн-динозавр, воспроизводящий желания и побуждения, направляемые сознанием. «Великие решения, как правило, скорее связаны с инстинктами и другими загадочными факторами подсознания, чем с сознательной волей и осознанной целесообразностью», – заключает Юнг. Поэтому, каждый из нас чаще применяет свой стрессовый опыт, а не здравые рассуждения для защиты от ситуаций, в которые не хочет больше попадать.

В связи со спецификой такого стресса людей можно условно разделить на шесть эмоциональных психологических типов, каждому из которых присущи свои особенности поведения. Эти тенденции связаны со стремлениями людей к бытующим, в наше время, трем ложным ценностям: власти, деньгам и славе. В более мягком их выражении их еще называют: влиянием на происходящие события или достойным положением в обществе, стабильностью в жизни, а также признанием (поиском любви к себе у окружающих).

Данные ценности, хоть и связаны с механизмами индивидуальной самозащиты, имеют общие для всех людей исторические корни в своем происхождении. Поэтому стрессовые реакции, на основе инстинктивных особенностей психики, определяются также и социальными установками, независимо от того истинные они или ложные, к которым движется все человечество.

Чем глубже мы проникаем в подсознание к человеку, тем больше мы обнаруживаем там материала, общего для всех индивидуумов. Для этих более глубоких корней Юнг придумал удачное определение «коллективное подсознание» – знания, общие для всех представителей нашей культуры, национальности, расы. Еще глубже располагается опыт, выборочно усвоенный представителями западного и восточного миров.

Наконец, в индивидуальном подсознании есть определенные структуры, общие для всего человечества. Юнг называет их «архетипами», или «изначальными образами». Это мыслительные структуры, которыми люди владеют в силу того, что они просто человеческие существа. Юнг утверждает: «Под коллективным подсознанием мы понимаем определенный психический вклад, созданный механизмом наследственности». Архетипы имеют отношение к структурной основе разума. На них, в свою очередь, уже «нанизываются» стрессовые предпочтения, связанные с особенностями индивидуального развития психики у каждого человека в отдельности.

Можно, конечно, согласиться с тем, что основным двигателем такого рода предпочтений, как утверждал Р. Лейнг, является стремление человека к «онтологической защите». Именно страх толкает нас на поиск выхода из сложной ситуации. Безусловно, процесс развития мышления, как и других творческих дарований человека, был бы невозможен без этого, очень неприятного чувства.

Но стоит также вспомнить, что все «пугающее» нас отдаляет от себя. Мы не способны вчувствоваться в объект, кажущийся опасным. Поэтому для человека кроме страха перед жизнью и другими людьми, желания защитить себя, свойственно и другое стремление – «отдать», «понять», «познать» и «почувствовать». Эти, противоречащие предыдущим желания, принято относить к другой, так называемой «духовной» направленности нашей психики, лежащей в основе эмпатии.

Однако с возрастом, получив от жизни массу «подзатыльников», большинство из нас все меньше хотят проникать своим сознанием в души других людей и непонятные, иногда опасные явления бытия. Нас устраивает ограниченное знание, позволяющее уцелеть в сложных условиях и найти свое место в социуме. Поэтому онтологическая защищенность становиться постепенно основным стимулом к нашим действиям. Этим объясняется нереализованность многих талантливых людей, отдавших предпочтение ложным ценностям самозащиты, взамен высоким стремлениям к самоотречению во имя других.

Проявления эмоциональной самозащиты, связанные с опасностью «не найти себя» в обществе, оказаться совершенно незащищенными перед жизнью, у людей неодинаковые. Одни предпочитают активно добиваться своей цели, другие ждут походящего момента, не расходуя попусту своей энергии. Здесь мы имеем дело с пассивной или активной формой того или иного неосознанного стремления человека как-то защитить себя от возможных проблем.

В экральном анализе, как уже упоминалось, в этой связи, была создана специальная классификация эмоциональных предпочтений, продиктованных стрессовыми защитными механизмами.  Она включает в себя шесть различных эмоционально обусловленных подходов к тому, как можно эффективней и безопасней выжить в трудных жизненных условиях. И хотя эти психологические установки у людей разные, вместе они дополняют друг друга, и сосуществуют в гармонии, если конечно данные люди находят между собой общий язык. В этой связи очень важно «не будить в человеке зверя», посягая на его «территорию».

Так индивидууму, стремящемуся к славе легче пожертвовать своим влиянием на течение событий и властью над людьми. Он способен даже отказаться от стабильности и роскошной жизни. Но ему очень трудно заставить себя не искать признание в глазах других.

Агрессивные люди хотят только власти. Остальные «ценности» для них лишь орудие достижения этой цели. Чтобы чувствовать себя в безопасности они должны не упускать возможности постоянно контролировать и влиять на происходящее. Однако такие люди могут жертвовать другими ложными ценностями, считая их менее существенными для себя. Они способны, например, подолгу находиться «в тени» и незаметно для других управлять ситуацией. Признание и слава их особо не интересуют. Зная, также, что деньги ненадежное укрытие от многих проблем, данные психологические типы, могут отказаться и от них, если этого требует удержание власти.

И, наоборот, настороженные люди не хотят ни славы, ни власти. Их интересует только стабильность в будущем. Они хотят покоя, который могут им обеспечить материальные ценности. Кому-то из них многого не требуется. Дайте такому человеку надежную опору в жизни, и он не станет претендовать на иные ложные ценности. Его устроит стабильный заработок и уютное жилье. Другого человека страх перед будущим заставляет быть активным. Ему нужно много, чтобы защитить себя. Внешне такой человек может казаться смелым и рискованным, но это только маска, скрывающая его страх перед жизнью. Однако, имея дело с людьми, стремящимися к славе или власти, настороженный тип может им преданно служить, помогая им в реализации их планов. Разумеется, при условии, что его интересы не ущемляются.  

Поэтому, даже без учета возможности создания духовных взаимоотношений, не требующих от людей защищаться друг от друга, они все же могут между собой договориться. При этом каждый «получает свое» и не претендует на цели другого.

 Чтобы найти правильный подход к человеку, не пугать его, необходимо знать к какому типу эмоционального реагирования его следует отнести. Мы предлагаем  ниже классификацию этих типов, выработанную на основе экрального анализа:

1.    Агрессивные типы, считающие лучшим способом защиты нападение, жаждущие власти над людьми и влияния в обществе:

 «Правдоборец» - центральная эмоция: слабая грусть на фоне сильной раздраженности с оттенком настороженности на третьей позиции (см. рис. 6).

                                             

                       рис. 6.

Этот человек предан «флагу». Им движет активное стремление к власти. Он стремится привлечь остальных на свою сторону. Если что-то не складывается так, как ему бы хотелось, то в последствии все свои ошибки он «перекладывает» на неумение других быть преданными и последовательными в своих действиях.  Он не любит самостоятельно нести ответственность за свои просчеты в управлении другими.

«Правдоборец» служитель идеи, которую он для себя избрал. Люди идущие за ним, являются подтверждением правильности выбранной им жизненной позиции. «Правдоборцу» сложно искать компромисс между своим мировосприятием и точкой зрения окружающих. Социальная задача этого типа эмоционального реагирования формировать в людях бескомпромиссность и умение быть преданными в служении выбранным идеалам. Общаясь с «Правдоборцем» нужно больше соглашаться с ним, подчеркивая свою лояльность к этому человеку.

«Покровитель» - центральная эмоция: слабая грусть на фоне сильной раздраженности с оттенком волнения на третьей позиции (см. рис. 7).

 

 

                           рис. 7.

Этот человек любит оказывать покровительство другим. Им движет пассивное стремление к власти. Он не стремиться к активным действиям. Чаще всего не идет проторенным путем, поскольку он не уверен, что выдержит конкуренцию.

«Покровитель» стареется создать свой собственный «мирок», живущий по особым правилам. Он постоянно подавляет в себе страх. Поэтому не любит вдаваться в детали происходящего. Такой человек хотя и стремиться руководить людьми, но ему удается это с большим трудом и только на наиболее общем уровне. Он любит, чтобы окружающие отзывались положительно о жизнеспособности созданной им идиллии. Ему нужны мелкие одолжения от окружающих.

«Покровитель» ценит обещания, которые выполняются. Когда такой человек чувствует себя в долгу пред кем-то, он готов к сотрудничеству, даже с ущербом для себя. Социальная задача этого типа эмоционального реагирования вселять в других надежду на лучшее будущее. Общаясь с «Покровителем» необходимо высказывать благодарность за его наставления.

2.    Надеющиеся типы, стремящиеся к славе и признанию в обществе:

«Спортсмен» - центральная эмоция: слабая грусть на фоне сильного волнения с оттенком раздраженности на третьей позиции (рис. 8).

 

                           рис. 8.

Этот человек всегда стремиться быть первым. Ему свойственно активное стремление к славе и признанию со стороны окружающих. Он старается из любой ситуации выйти победителем. Вся его жизнь это борьба за награды.

«Спортсмен» - ярко выраженный индивидуалист. Он подавляет в себе страх. Других людей он, чаще всего, воспринимает, как потенциальных конкурентов. Социальная задача этого типа эмоционального реагирования заражать окружающих активностью и желанием лучше выполнять свои обязанности. «Спортсменом» следует восхищаться и выказывать желание помочь ему достичь цели.

«Сомневающийся» - центральная эмоция: слабая грусть на фоне сильного волнения с оттенком настороженности на третьей позиции (см. рис. 9).

 

 

                           рис. 9.

«Сомневающийся» ни с кем не соревнуется. Он хочет у окружающих вызвать в себе заинтересованность, чтобы заручиться их поддержкой. Этому человеку свойственно пассивное ожидание признания со стороны других.

«Сомневающийся» никогда не бывает до конца уверен в конечном результате того, что делает. Ему во всем нужны гарантии. Если он чувствует одобрение, то может проявлять чудеса работоспособности. «Сомневающийся» падок на комплементы. Если его похвалить, он станет вашим другом. Но стоит этого человека осудить, и он теряет интерес к выполняемой деятельности, не видит для себя дальнейшей перспективы. Подобные люди из-за пустяка могут легко бросить то, что строили годами, уехать очень далеко и начать все сначала на «ровном месте». Социальная задача этого типа эмоционального реагирования заражать других оптимизмом.

3.    Настороженные типы, ищущие стабильности и благополучия:

«Недоверчивый» - центральная эмоция: слабая грусть на фоне сильной настороженности с оттенком раздраженности на третьей позиции (см. рис. 10).

                                                     

                                 рис. 10.

Этот человек ко всему относится с осторожностью. Никому до конца не верит. Ему свойственно активное стремление защитить себя от опасности. «Недоверчивый» оспаривает любое предложение,  в котором есть непреклонная убежденность, поскольку он полагает, что в этом мире нет ничего, в чем можно быть до конца уверенным. «Недоверчивый» всегда боится подвоха. Он любит предостерегать. Социальная роль этого типа эмоционального реагирования уберечь других от излишней самоуверенности. Нужно показать такому человеку, что Вы менее компетентны, чем он. В благодарность за это он станет с вами сотрудничать.

«Консерватор» - центральная эмоция: слабая грусть на фоне сильной настороженности с оттенком волнения (см. рис 11).

 

                   

                                 рис. 11.

Этот человек не умеет терять. Ему свойственно пассивное ожидание опасности, в надежде, что все обойдется само собой. «Консерватор» предпочитает не вмешиваться в чужие дела. Он придерживается хорошо проверенного пути в жизни. Такой человек боится неоправданного риска. Прежде чем иметь с ним дело, лучше его успокоить и указать ему на отсутствие опасности.

«Консерватор» ценит небольшие подарки. Главное не давить на него Социальная задача этого типа эмоционального реагирования быть хранителем традиций и показывать другим, как сберечь и преумножить то, что уже достигнуто.

Как это видно из данной классификации, в подсознательных стремлениях человека есть свои сильные и слабые стороны. Причем у каждого типа они индивидуальны. Однако человеком, независимо от того, к какому типу эмоционального реагирования он относится, движет не только стремление защитить себя. Нами управляют и духовные устремления.

Если вспомнить самые признанные в мире религиозные учения, то мы заметим, что в них есть общая установка: в каждом человеке присутствует что-то «духовное» и «звериное». Первая составляющая психики связана с эмпатией к людям и явлениям внешнего мира. Она ведет человека по пути познания, сопереживания и самопожертвования. Вторая часть его «Я» противиться этому. Она стремиться защитить «тело» от возможных опасных посягательств на него извне.

Здесь мы видим объяснение тому, что мифология разных народов, рас и исторических периодов имеет много общего. С этой точки зрения, если верить Юнгу, нельзя отрицать, что основополагающий опыт, выраженный в детском мифотворчестве, является чем-то более гармоничным, чем опыт приобретенный, который дается индивидууму за счет его образования.

Великая поэзия, искусство, философия и религия берут свое начало в коллективном подсознании людей. Классическое произведение литературы или искусства – это выражение психических образов, общих для всех отдельных представителей человечества. В этой связи понятие «совесть» следует толковать гораздо шире, чем-то, чему нас учат родители, чем просто целостность общества. Оно берет начало в глубинах и таинственных истоках нашего бытия. Если принять этот тезис за основу дальнейших рассуждений, то коллективное подсознание отдельного индивида уходит корнями в созидающую структуру Вселенной, т.е. в бесконечность. «Вызывая на бой Бесконечность, человек вонзает шпагу в самую глубину своей собственной души».

Поэтому у психически полноценного человека внутренняя самозащита не должна замыкать на себе все его стремления. Каждый из нас должен знать в себе «зверя», но не для того, чтобы его уничтожить (он тоже нужен человеку для развития его мыслительных процессов, в частности процессов абстрагирования), а чтобы уметь управлять собой, не растратить себя попусту и воли не давать страстям во имя торжества разума.

 

 



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
НЦЭА(Киев)